• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:29 

Peacemaker Kurogane "Ливень"

Злобный фанфикер
Автор: Хао
Бета: нет
Фендом: Peacemaker Kurogane
Название: Ливень
Пейринг: аффтар/клава
Рейтинг: G
Предупреждение: аффтар выпил йаду, аффтар не принимает пинков, тапок и прочего любимого критиками стаффа, аффтар никогда не дрался на мечах и аффтар не знает историю шинсенгуми.
Саммари: Соджи решил выйти из-под опеки Хиджикаты и стать полноправным самураем.

комментарии приветствуются.


читать

@темы: PMK

14:01 

Fruits Basket

Злобный фанфикер
Автор: Хеля
Бета: пока своими силами обхожусь.
Название: пока без оного.
Фендом: Fruits Basket
Пейринг: Кёу/Юки, Хатори/Аямэ, Хатсухара/Момиджи.
Рейтинг: PG-13
Жанр: ну… иронический дамский роман, скажем так.
Предупреждение: яой, инцест, все персонажи маленько ООС’ят. Хатори слишком груб, Аямэ слишком много расстраивается, Кёу мало злится, Юки вообще опофигистил аж по самые ребра… и так далее. Ах да, географию Японии я не знаю, так что писала от фонаря. Насчет имени хозяйки курорта вопросов прошу не задавать, просто совпадение и никакой смысловой нагрузки в нем нет.
Раздача пряников: обойдетесь.
Отказ от прав: не, ну, какие нафиг права?
Примечания: для тех, кто не смотрел. Проклятые мстительным духом Джуиниши 13 членов семьи Соума превращаются в животных из китайского календаря. Из них (кого знаю):
Юки Соума – мышь.
Кёу Соума – кот (не относится к китайскому календарю, поэтому в семье на птичьих правах).
Хатори Соума – дракон (вообще-то выглядит как морской конек).
Аямэ Соума – змея.
Шигурэ Соума – пес.
Момиджи Соума – заяц.
Хатсухара Соума – корова (вообще-то бык, но опознавательных знаков я как-то не заметила ;)).
Кагура Соума – кабан.
Ритсу Соума – обезьяна.
Киза Соума – тигр.

Второе примечание заключается в том, что если в местности, где находятся проклятые мстительным духом, есть представители их животных, то они стремятся к проклятым. Например, если Кёу идет мимо помойки, то за ним увяжутся все бродячие коты оттуда. Представляете, какой получится кошмар если вся семейка проклятых пойдет в зоопарк?))))

Ну и китайские легенды в размере двух штук. Вдруг кому-то неизвестны. Бог пригласил всех животных на праздник, велев им прийти обязательно. Но мышь, которая любила подшучивать над всеми, сказала своей соседке кошке, что праздник состоится через день. И кошка проспала день праздника. И не попала в календарь. С тех пор кошки ненавидят мышей. И вторая легенда о том, что мышь поехала на праздник на глупой корове и оказалась там первой. Поэтому получила первый год календаря. По второй версии этой же легенды первый год календаря должен был достаться тому животному, которое выше. И мышь залезла на голову корове и оказалась выше всех.








читать дальше
запись создана: 05.09.2005 в 18:35

@темы: FB

07:25 

Peacemaker Kurogane "Ночные игры"

Злобный фанфикер
Х: Ну и он, значит, говорит: "Соджи не мог этого сделать, он был у меня в комнате в это время". Я так прикинула... это было час ночи где-то. Чего это Окита-сан делал в час ночи у Хиджикаты-сана?!
О: Как что?.. Чай пил!
Х: Аха, и в го играл.
О: это у них такая семейная традиция!


Автор: Хао
Название: Ночные игры
Фендом: Peacemaker Kurogane
Пейринг: намек на Хиджиката/Окита
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: Тетсу – извращенец^^
Посвещается Ори-тян. Если б не ты, я вообще б на эту тему не думал =))))
Саммари: Тетсу ночью не спится… и не ему одному. ^_~

читать недопвп

отзывы, пожалуйста, они мне очень важны^^

@темы: PMK

22:06 

Злобный фанфикер
стеб над ориджиналом. ориджинал убожеский, поэтому не выкладываю здесь.
стеб не бечен. прошу прощения за ляпы. исправлять не хочу.



Сказка о том, как из Сейки делали натурала

@темы: ориджинал

22:06 

Peacemaker Kurogane

Злобный фанфикер
Название: пока нет
Автор: Тиффани
Бета: Сильвиа Савиа
Фендом: Peacemaker Kurogane
Пейринг: Хиджиката/Окита
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: смерть персонажа, а там по ходу посмотрим

пролог

@темы: PMK

21:31 

Наруто

Злобный фанфикер
Название: Без названия N13
Автор: выпей йаду… Хаочка-тян, Тиффани-сан и Хеленька-сама
Бета: решил не грузить любимую невесту^^
Фендом: Naruto
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: AU, скорее всего небольшое ООС некоторых личностей, есть оригинальные персонажи. Можете не наезжать на авторов, они четко выполняли свое предназначение: Тиффани-сан стебалась, Хаочка-тян держал Сейку, а Хеленька-сама вздыхала и просилась в другой фендом. И еще, канон яою не мешает, поэтому отступления.

Написано по договору с Йошей. Посвящается… никому не посвящается.

Комментарии сюда: http://diary.ru/~fanfichel/?comment...postid=13469097


кликать

последующие главы в комментах
запись создана: 21.05.2006 в 19:36

@темы: Naruto

19:38 

Злобный фанфикер
комменты к безобразию по Наруто кидать сюда. не сорить в теме с фиком!

@темы: отзывы

19:27 

FMA Без названия

Злобный фанфикер
Автор: Тиффани
Бета: Сильвиа Савиа
Название: Без названия.
Фендом: Full Metal Alchemist
Пейринг: Энви/Эдвард, упоминание Грид/Энви
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance
Предупреждение: AU и периодическое ООС. Прошу прощения, так получилось ^^

Фанфик написан на Yaoi Fest для Таха, которая хотела
- Фанфик. Без разницы, переводной или авторский)
- Full Metal Alchemist (Энви/Эдвард)
FF VII: AC (Кто-нибудь/Рено)
X/1999 (Субару/Камуи, Субару/Какё)
Loveless (Нацуо/Йоджи, Соби/Рицка, Нацуо/Йоджи/Рицка )
Weiss Kreuz (Кроуфорд/Йоджи, Айя/Шульдих, Наги/Йоджи)
- уважаю драму, романс, здоровое чувство юмора и хэппи энды
- Не MPREG, не дэдфик, не переусердствовать с OOC, можно AU, рейтинг
любой.


читать дальше

@темы: FMA

20:09 

Х-1999. Без названия.

Злобный фанфикер
Автор: собсна, Хеля.
Бета: Т-Т нету
Название: без оного
Фендом: X-1999
Пейринг: почти что нет
Рейтинг: G
Предупреждение: писано за полчаса. Х не смотрела более двух лет, канон как-то позабылся.
Посвящение: моему любимому мужу. Шу, специально для тебя
Отказ от прав: мое только любовь к шекспировским концам.

Субару шел по тенистой аллее, не замечая ничего вокруг. К нему подкатился мяч и дети просили вернуть его обратно, но он лишь прошел мимо, не замечая всего этого.
Были ли мысли в его голове?.. Если и были, то спутанные и не имеющие ни начала, ни конца.
Сакурадзукомори… Субару Сакурадзукомори… Субару Сумераги… Темный оммеджи или светлый? Это уже потеряло смысл и не интересовало его.
Он просто шел уже четвертый час, сам не понимая куда и зачем. Пока не вышел в парк, на тенистую аллею и не наткнулся на источник всех его бед, теперь уже его семейную реликвию – Сакуру. Когда он подошел к дереву, то от него отделилась фигурка девушки в розовом кимоно с белыми-белыми волосами и страшными, без зрачков, розовыми же глазами. Она злобно посмотрела на него и топнула босой ножкой.
- Две недели, Субару! Две недели я страдаю от голода! Где мои души? – Грозно начала она.
- Будут, - бесцветным тоном ответил Субару и, развернувшись, пошел в обратном направлении.
Девушка что-то закричала вслед, но он не слышал. Он шел уже дальше. Шел, вспоминая страшную картину из его кошмаров. Сейширо… Его любимый Сейширо сидел под этой сакурой, держа его сестру. Тогда ему показалось, что она была без сознания. Потом на ее прекрасном кимоно он заметил кровь. Он видел, как она стекает с обвисшей руки самого дорогого ему человека, как собирается в небольшое озеро вокруг второго его дорогого человека. Их было только двое. Кому он верил и кого любил. Но… за одно мгновение он потерял обоих.
Он не заметил, как подошел к Радужному мосту. Сейчас его восстанавливали. Восстанавливали то место… то место, где он несколько дней назад убил свой смысл жизни?..
В ушах послышалось затихающее «я люблю тебя, Субару-кун», а затем легкий хлопок, когда Сейширо упал рядом с ним.
Внезапная ярость, что была так несвойственна ему, выплеснулась наружу и он, вызвав шикигами, направил их в сторону моста. Пусть разрушится! Пусть разрушится последнее воспоминание о его слабости, пусть! Юноша безразлично смотрел, как восстанавливавшийся мост был разрушен в две секунды и как обломки начали медленно погружаться в воду.
Он сунул руку в карман плаща и обнаружил там сигареты. Те, что обычно курил Сейширо. Он дотронулся до слепого глаза, затем, сходя с ума от понимания того, что он пытался быть похожим… на него. На этого человека… быть похожим и одновременно другим… какая глупая пародия!
Сейширо… Сейширо… что же это?.. почему все это?.. почему я даже после твоих последних слов не могу понять тебя?.. за что?.. за что мне все это?.. а моя сестра?.. почему ты?.. Почему?.. «Я люблю тебя, Субару-кун». Сейширо-сан… как же так, Сейширо-сан?.. Я же тоже… тоже… слезы полились градом из холодных глаз. Губы повторяли имя. Забытое, потерянное имя… такое простое…
Внезапно оммеджи кинулся к тонущему мосту и оказался на одном из обломков, что был на середине. Там, где… «Я люблю тебя, Субару-кун»… там, где… падения тела и рука в крови… там, где… застывающие глаза и непонимание… там, где… улыбка охладевших губ… там, где…
Спасательной службе не удалось спасти ни одного рабочего, что были в тот злосчастный день на мосту. Среди трупов, прикрытых белыми простынями был и красивый юноша в белом плаще. Даже сейчас, когда было установлено что он мертв, казалось, что он лишь спит.
Ровно через месяц сгнило и дерево – реликвия дома Сакурадзукомори, та, что разрушила все. Неокрепшие чувства, доверчивость… и столько людей. Когда Сакура умерла, души вылетели прочь и вернулись домой, на небеса.

@темы: X

21:08 

Saiyuki. Тен-чан всегда прав!

Злобный фанфикер
Автор: Хеля.
Бета: Спряталась
Название: Тен-чан всегда прав
Фендом: Gensoumaden Saiyuki
Пейринг: Кенрен/Тенпо, Конзен/Гоку
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: на меня нашла ностальгия по саюкам. Прошу прощения за корявость.
Отказ от прав: не надо, мою койку из небесной психушки уже вынесли(((


Кенрен и Тенпо стояли, прижавшись друг к другу. Казалось, что они слились воедино. Кенрен гладил по спине маршала, а тот почти повис на нем. Они касались друг друга губами.
Ошеломленный Гоку, прибежавший к Тен-чану, который обещал его научить читать, наблюдал за этой сценой, пытаясь понять, что же они делают.
- Ой, - наконец решился он. – А чем вы заняты?
Парни вздрогнули и отскочили друг от друга. Тенпо отдышался первым, ласково улыбнулся и ответил:
- Целуемся. – Кенрен недовольно на него зашипел.
- Целуемся? – Повторил Гоку. – А это как?..
- Это когда касаешься губами губ другого человека. Ну, необязательно губ. Главное, чтобы человек тебе очень-очень нравился. – Сладко улыбаясь, рассказывал Тенпо. Кенрен шагнул к нему, пытаясь заткнуть, но Тенпо резво перескочил через письменный стол, тем самым оказавшись подальше от него.
- Касаться губами человека, да?.. – Пробормотал Гоку. Он рассмеялся, подошел к Кенрену и поцеловал его в ногу. Выше просто не дотянулся. Тенпо заливисто расхохотался, глядя на меняющееся выражение лица Кенрена.
- Слушай, обезьяна… - грозно начал он. – Во-первых, человека нужно целовать в лицо. Губы, нос лоб, щеки. А не коленки! А во-вторых, чего сразу я??
- А? – Мальчик смутился. – Но… мне нравится Кен-ни-чан… Тен-чан сказал, что нужно целовать человека, который очень-очень нравится!
- Скажи, - обратился к нему маршал. – Кенрен нравится тебе больше всех?..
- Нет, мне еще нравятся Тен-чан и Конзен! Особенно Конзен!
- Вот, тебе и нужно целовать Конзена, раз уж любишь его больше всех. – Улыбнулся Тенпо.
- Хорошо! – Рассмеялся мальчик и убежал из комнаты искать Конзена.
- Зачем ты ему рассказал?.. – Устало спросил Кенрен.
- Ну… - Тенпо задумался. – Просто так.
- Хотел бы я посмотреть на лицо Конзена… - пробурчал Кенрен, огибая стол.

Вот так Гоку узнал маленький секрет. Человека, который очень-очень нравится, нужно целовать. Зная, что Конзен снова раскричится, Гоку подождал, когда он уснет, и только тогда залез к нему на кровать и стал примеряться. Сначала он дотронулся губами до лба Конзена. Посидел немножко, пожевал губы. Нет, не то… Потом клюнул его в щеку. Приятно, но все равно не туда… Он вспомнил, что когда зашел в комнату Тен-чана, то увидел, что Кенрен и Тенпо целовали друг друга… в губы… Мальчик уселся поудобнее, решив провести эксперимент. Он осторожно нагнулся и дотронулся губами до губ Конзена, ловя ровное дыхание. Ничего особенного, простое прикосновение, но что-то в нем было… необычное. Внезапно что-то обожгло щеку и он слетел с кровати. Конзен резко сел и заорал:
- Какого черта ты делаешь, тупая мартышка???
- Целую тебя! – Обиженно отозвался он, потирая болящую щеку.
- Зачем??
- Тен-чан сказал, что человека, который тебе очень-очень нравится, нужно целовать! – Чуть не плача закричал он.
- Нашел кого слушать, пошел вон отсюда! – Конзен запустил в мальчика подушкой. Тот пригнулся и снаряд пролетел мимо.
Мальчик развернулся к нему спиной и съежился. Как же так?.. Тен-чан всегда говорит правду… Хрупкие плечи задрожали. Конзен смутился:
- Гоку… что с тобой?..
- Ничего… - чуть слышно прошептал тот. – Совсем-совсем ничего. Я сейчас, не волнуйся, я уйду… Как ты просишь…
Конзен смотрел на хрупкого мальчика, сидящего на полу его комнаты. В его позе было столько обиды и непонимания, что он сжалился над ребенком. Конзен встал и сел рядом с ним на пол.
- Извини. – Он обнял его за плечи. Гоку послушно ткнулся носом ему в плечо. – Я просто… - Он не смог подобрать слова. Вместо этого взял Гоку пальцами за подбородок и осторожно коснулся детских губ. Секунда…
Мальчик перелез к нему на колени и радостно засопел. Тен-чан всегда прав.

@темы: Saiyuki

21:08 

Fullmetal Alchemist День святого валентина

Злобный фанфикер
Автор: Хеля
Бета: сбежала куда-то, поэтому ошибок море.
Название: День святого Валентина.
Фендом: Fullmetal Alchemist
Пейринг: секрет ^^
Рейтинг: почти что G
Жанр: ммм… определите сами.
Предупреждение: От канона одни имена.
Отказ от прав: нафиг мне эту головную боль не надо))
Посвящение: всем любителям алхимика, валентинова дня и моих кошмарных фиков =)


Пролог.
- На! – С этими словами Грид вручил Энви картонку в виде сердечка.
- Это что? – гомункул удивленно повертел подарок в руках.
- Валентинка. – Грид совершенно непогридовски покраснел. – Дарят возлюбленным. – И, нервно хихикая, бочком уполз за угол.
Энви похлопал глазками, решил, что Грид передрых в недрах лаборатории. Или недодрых. В общем, что-то с ним было не то.
Энви перевернул сердечко. «Энви от Грида». Ути-пути, лаконичный ты наш.
Дарят возлюбленным, значит? Очередной глупый людской праздник…

Глава первая и единственная.
- Эдвард-сан, - в кабинет полковника Мустанга прошел солдат. – Вас ждет девушка у главного входа.
Рой удивленно поднял бровь и посмотрел на Элрика. Тот ошеломленно сморгнул, быстро кивнул Рою и вышел.
На пороге его действительно дожидалась девушка пятнадцати лет. Роста невысокого, с длинными светлыми волосами, затянутыми в конский хвост и радостной улыбкой на лице. Винри, скривился про себя Эдвард. Только сейчас ее не хватало.
- Эдо! Привет!! – Улыбка девушки стала еще шире. – Давно не виделись! – Она сразу же полезла обниматься. Эдвард ткнулся носом в грудь девушки и недовольно заворчал.
- Винри, отпусти! – Он жутко покраснел. – Ты чего, новый рейд по магазинам решила устроить, что ли? – Немного пренебрежительно спросил он.
- Рейд по магазинам? – Девушка скривилась. – Фи, как грубо. Я пришла предложить тебе стать на сегодня моим Валентином!
- Вале-кем? – Сморгнул Эдвард.
- Валентином! Неужели не знаешь?.. Сегодня день святого Валентина, день всех влюбленных. И я намерена провести его с тобой, пойдем! – Она схватила его за рукав и потащила подальше от здания армии.
- Эй, а как же Альфонс?
- А мы его потом захватим. – Отмахнулась Винри и ускорила шаг.
Это и называется «все что угодно за ваши деньги». Любой налет на столицу этой безумной девицы заканчивался пустым кошельком для Эдварда. Сегодня Винри, видать, решила, что она в принципе приличная девушка, а не только сумасшедший механик. Поэтому она совершенно равнодушно проследовала мимо витрин со всякими железяками и прямиком отправилась в кафе.
Эдвард пытался словить челюсть, глядя как его подружка зарывается по уши в мороженое. Что-то до поры до времени он у нее такой склонности не замечал.
- Эдвард, не сиди с постной рожей, - обиженно пробурчала Винри и стукнула кулаком по столу. – Официант!!! Еще порцию мороженого!
- А ты не лопнешь, деточка?.. – Пробормотал несчастный парень.
- А?.. Так это тебе ведь.
- Я не люблю мороженое, - тут же замотал головой Эдвард.
- Ну ради меня… - состроила милые глазки Винри. Тут подошел официант с холодными шариками. – Ну ты же не откажешься… - Эдвард пристально взглянул ей в глаза, намекая, что еще как откажется… но минутная борьба взглядов и он взялся за ложку. Винри победно улыбнулась.
На что я иду ради нее, посетовал про себя Эдвард. Бедный ребенок, ты еще не знаешь, что все впереди.
А все действительно было впереди. Сумасшедшая девица протащила его по всяческим магазинам, просто для того, чтобы «посмотреть». Но это ее «посмотреть» было сильной нервотрепкой для Эда. Альфонс, приди и спаси меня.
Что за дурацкий Валентинов день такой? Эдвард такого не знал. Или просто забыл. Но похоже, что он был один такой. За день беготни он все-таки заметил, что город празднует. Причем как празднует. То тут, то там носились девушки, таща за собой парней, все стало каким-то противно розовым и на главной площади проводились какие-то конкурсы вроде «любовь с первого взгляда». Его начало со всего этого тошнить. Ну вот чего люди в этом находят? Но Винри, похоже, это нравилось. Она затесалась в толпу и с увлечением смотрела за тем, что происходит на сцене.
- Жалко, что мы опоздали, - вздохнула она. – Я бы хотела в этом поучаствовать.
Хорошо было бы, если бы совсем сюда не пришли, подумал Эдвард.
Он жутко устал от бессмысленной беготни по городу, улыбающихся лиц, признаний в любви и так далее и тому подобное. Он уже даже был согласен вернуться в кабинет Мустанга и терпеть его издевки, лишь бы не шататься среди толпы сюсюкающих идиотов.
После окончания мероприятия Винри снова потянула куда-то Эдварда. О нет, только не по второму кругу…
Но нет, девушка двигалась к станции. Уже начало смеркаться, зажглись первые фонари, по дорогам расхаживали влюбленные парочки.
- Спасибо. – Тихо произнесла Винри.
- М? – Эдвард обернулся на нее.
- За то, что провел со мной день. – Девушка неловко рассмеялась. – Я вела себя как последняя идиотка, правда?
- Нет, вовсе нет. – Смутился Эд. – Раз в году можно и побуянить…
- Ты устал от меня… - Она улыбнулась, подняла взгляд в небо. – Просто… это так… ну… романтично, наверное… мы же друзья как никак… и вообще…
Эдвард промолчал, чувствуя как краснеет.
- О, вот мы и пришли. – Они стояли у здания вокзала. – Мой поезд через пять минут как раз, пойдем, проводишь.
- Хорошо… а почему… ты только на один день?..
- А? Ну, у бабушки хлопот много, ей помощь нужна. Ты не надейся, я еще приеду. – Она весело рассмеялась. – О, вон мой поезд! Поторапливайся, а то он уйдет без меня.
Эдвард хмыкнул. Они подошли к вагонам. Внезапно Винри обернулась на него.
- Спасибо еще раз. – Она обняла его и поцеловала. Резко оторвалась и, оставив что-то в его руке, запрыгнула в поезд.
Эд, отходя от шока, наблюдал за уходящим поездом. В руке лежала маленькая валентинка в виде сердечка. «Эдварду от Винри. С днем всех влюбленных!». Парень улыбнулся еще детскому почерку девушки, спрятал валентинку в карман и отправился в гостиницу.

Послесловие.
В успокаивающий стук капель ворвался телефонный звонок. Несколько трелей и Альфонс взял трубку. Эд завертел краны, не вытираясь, завернулся в полотенце и вышел в комнату.
- Брат, тебя. – Альфонс отдал ему трубку.
- Алло?..
- Привет, Эдвард! – С того конца провода зазвучал обиженный голос Винри. – Я тебя целый день вызваниваю, где ты был?.. Я тебя поздравить хотела!
Внутри что-то оборвалось.
- Подожди, ты же меня сегодня уже поздравляла… - пробормотал он.
- Что?.. Нет! Я позвонила где-то часов в десять. Рой-сан взял трубку и сказал, что ты куда-то ушел, скоро вернешься. И я звонила каждый час, но тебя не было. Где ты был?..
Взгляд Эда упал на лежащую на столе валентинку. Он перевернул ее, хмыкнул.
- Дела были, - он улыбнулся. – С днем всех влюбленных.
- А? И тебя так же!
«Мог бы и не притворяться»

@темы: FMA

12:36 

просила же...

Злобный фанфикер
- успеваемость падает?
- Падает.
- Поведение отвратительное?
- Отвратительное.
- Нужно что-то делать.
- Вуз аве резон!
(с) "Ох и золотая табакерка" учителя и придворная дама.


фанфик будет поститься СЮДА, в ЭТОТ ПОСТ.
Комментарии прошу отправлять ВОТ СЮДА. Шаг вправо, шаг влево карается закрытием доступа на этот дневник. Всем ясно? Смирно, кругом!

фанфик.
запись создана: 22.10.2005 в 16:24

@темы: FMA

10:48 

Коментарии к фанфику.

Злобный фанфикер
СЮДА пихаются комменты на фанфик который у нас лежит ЗДЕСЬ
комменты с продолжением фика лежат ТАМ ЖЕ. Будьте внимательнее.
запись создана: 14.10.2005 в 15:00

@темы: отзывы

18:56 

Cкрашивая ожидание большого и толстого фанфика...

Злобный фанфикер
в общем одна из зарисовок по алхимику.

Дождь большими каплями бьет по стеклу. Неприятный звук, перерастающий в настойчивый шепот. Шепот ни о чем. Или? О безысходности, о неправильности действий, о глупости происходящего…
Алхимический круг, нарисованный белым мелком. Он как будто впитывает в себя кровь. Она бурлит внутри него, подбираясь к извивающемуся существу в середине круга. Страшные клыки, длинные грязные волосы, красные глаза и невероятная поза. Вокруг пенится, кипит кроваво-красная жидкость. Существо шипит что-то на одном ему известном языке.
На секунду все звуки перекрываются детским криком. Маленький ребенок с ужасом в глазах наблюдает за отвратительно завораживающей картиной.
- Мама… мама… - бессвязные, бессмысленные слова слетают с его губ. Он еще не чувствует боли физической, перекрытой моральным ужасом. Резко оборачивается. – Ал?.. Ал?.. Альфонс????!!!!
В ответ лишь стук дождя по окнам и шепот только что рожденного существа.

- Ниисан! Ниисан! – Эдвард резко сел на кровати, пытаясь отдышаться. – Ниисан? Что тебе опять снилось? – Парень оборачивается и видит доспех. Лишь по выражению глазниц понятно, что существо волнуется о нем.
- Ал… прости меня, пожалуйста…
- Ниисан?..
Эд схватился за голову в надежде что проклятое видение исчезнет. Ал осторожно притянул его к себе. Парень мелко дрожал, это чувствовалось даже ему. Судорожное дыхание начало восстанавливаться, Эдвард прикрыл глаза, чтобы сбросить с них выступившие слезы.
- Ал… прости меня.
- Ниисан, мне не в чем тебя винить. Успокойся, пожалуйста.
Молчание.
- Ал…
- Да?..
- Ты холодный. – Горький смешок. Глаза доспеха грустно горят, он убирает руки от брата.
- Я… прости, я хотел тебя успокоить… - Эд оглядывается на него и улыбается.
- Я знаю. – И снова оказывается в кольце железных, холодных рук. – Все нормально. Спасибо.
Успокоенным взглядом смотрит в окно. Дождь прекратился, лишь редкие капли с карниза бьют по стеклу. В маленькой полоске между тучами и землей проглядывает свет. Значит, скоро выйдет солнце и осветит путь. Дорогу, с которой не свернешь. Дорогу вперед.

@музыка: Tobira no Mikou de

@настроение: *напевает*

@темы: FMA

13:07 

Нет, это снова не фанфик^^

Злобный фанфикер
Во-первых, до меня дошло, что с моим кривым левописанием мне нужна бэта. Оперативная работа, проверка ошибок и логических несостыковок. Не давать советов вроде "пиши быстрее!", "пиши по такому-то фендому!". Интересно, хоть кто-нибудь на это место найдется?
Второе.

Вопрос: Стоит ли выкладывать фик полностью или лучше кусками?
1. полностью.  10  (71.43%)
2. небольшими кусочками  4  (28.57%)
Всего: 14

@темы: отзывы

18:18 

Мне нужна помощь

Злобный фанфикер
если кто-то прочитал два последних фика, то наверняка заметил, что ни тот ни другой не дописан. Работа действительно стоит. Мне нужны отзывы и пожелания, т.к. это может помочь моей работе. Пожалуйста, выдайте обьективные мнения безо всяких ужасно/классно. С обоснованием плохих и хороших сторон. Заранее всем кто откликнется благодарна. *низкий поклон*

@темы: отзывы

18:51 

Full Metal Alchemist

Злобный фанфикер
Автор: Хеля, Тиффани.
Бета: Нет.
Название: -
Фендом: Full Metal Alchemist.
Пейринг: решили не развращаться.
Рейтинг: G
Жанр: фанфикус маразмус.
Предупреждение: альтернативная вселенная, местами полный бред. Имя Wrath записано как Врас, уж простите, но как-то непривычно называть мальчика Гнев… плюс написано это все было после просмотра сериала, так что, что будет в мувике тогда еще не знали…
Раздача пряников: маме, за ответы на тупые вопросы вроде «А в 1921 году были холодильники?»)))))))). Шульдиху, за разъяснение того, как взорвать газовую плиту.)))
Отказ от прав: ах, если бы мне принадлежал Эдвард Элрик… или Альфонс… или на худой конец Рой Мустанг… *пускает слюнки*


Уничтожьте и перепишите…

За ошибки нужно платить. Кто-то уходит от уплаты, а кто-то мучается всю жизнь, искупляя грех.

Почему?.. Почему так получилось?..


Рой и подчиненные смотрят вслед удаляющимся братьям. Те как будто уже забыли, что только что распрощались с сослуживцами и отправились в очередное путешествие.

Чтобы что-то получить, нужно отдать нечто равноценное ему. Таков закон алхимии.


Эд и Ал действительно уже выкинули из головы прощание с друзьями и размышляли только о том, что их ждет впереди. Очередные приключения? Или все-таки долгожданный покой?

Когда мы были маленькими, то верили в справедливость…


Эдвард необыкновенно задумчив. Ал поглядывает на брата, прикидывая, что он задумал на этот раз. Эд чувствует боль. Не моральную, но физическую.

Философский Камень наша единственная и последняя надежда.

- Брат, о чем ты думаешь? – Решается спросить Ал.
- Ась? – Эдвард недоуменно смотрит на него и смущается, как ребенок, которого застали за чем-то непотребным. – Да так, ни о чем. Устал просто, наверное.

Мы просто хотели снова увидеть мамину улыбку…


Для высших сил нет такого оправдания. Настолько жалко оно для тех, кто никогда не любил и не страдал. Они смотрят взглядом без выражения на виновных и забирают то, что им причитается. Будь то детское тело, оторванная конечность или часть внутренних органов… пригодится, кивают они и безмолвным шепотом говорят о том, что таков закон алхимии: чтобы что-то получить, нужно отдать нечто равноценное. Сломанные судьбы, искореженные тела и израненные души. Высшие силы смотрят на этих людей сурово и, как бы говоря, что так оно им, грешным, и надо. Им ни за что не понять, как важна для ребенка улыбка родной матери, ощущения теплого, живого, близкого человека рядом с собой. Их считают справедливыми, потому что они не имеют каких бы то ни было чувств. И могут судить праведно, верно. Это так? Действительно ли бесчувственная тварь может знать что для существ сотканных из чувств и переживаний значит справедливость?..

Уничтожьте и перепишите!..


Ал потихоньку, чтобы брат не услышал этого, каждое утро разговаривает с мамой. Приветствует ее, радуется, что она смотрит на них с неба и улыбается своим любимым детям. Эд же настолько очерствел и ушел в себя, что просто не верит, что он кому-то кроме Ала действительно нужен.

Все разбилось на части, как будто было создано из стекла…


Парни давно привыкли полагаться только друг на друга. Люди всегда удивлялись, если поздно вечером видели в городке доспех бережно несущий спящего подростка. Эд, гениальный Эд всегда или почти всегда знал как поступать и хоть иногда и эгоисничал, но уверенно вел младшего брата вперед.

Мы обязательно исполним данное обещание и снова будем вместе.

Действительно, наверное, ближе друг друга у них просто никого нет.




Прости меня, младший брат, я так пред тобой виноват.
Пытаться вернуть нельзя того, что взяла земля...
Кто знает закон бытия помог бы мне найти ответ
Жестоко ошибся я – от смерти лекарства нет.

Милая мама, нежная, мы так любили тебя!
Но все наши силы потрачены были зря.

Тебя соблазнил я прекрасной надеждой
Вернуть наш семейный очаг, мой брат, я во всем виноват!

Не плачь, не печалься, Старший брат. Не ты один виноват.
Дорога у нас одна – искупить вину до дна.
Мне не в чем тебя упрекать. И я не обижен ничуть.
Тяжек наш грех – хотеть быть сильнее всех.

Милая мама, нежная, мы так любили тебя!
Но все наши силы потрачены были зря.

Я сам соблазнился прекрасной надеждой
Вернуть наш семейный очаг. Я сам виноват.





I. Эдвард, газ и молоко.


Эдвард резко сел на кровати. Секунду назад он был в объятиях Морфея, но что-то заставило его так вскочить. Парень тяжело дышал, как будто очень долго бежал. Что разбудило его? Кошмар? Что заставило задыхаться? Неужели действительно что-то увидел? Голова болела, хоть Эд точно помнил что ничего кроме воды вчера не пил. Было еще совсем рано, иначе бы не было так темно. Отца не слышно. Наверное, еще спит. Тот, маленький Эд, который не мог смириться с уходом отца куда-то исчез. Этот же относился к Хоенхайму как к старшему товарищу, хоть иногда и пакостил, вспоминая давнюю обиду. Наконец отдышавшись, Эд встал с кровати и тут же наткнулся на свое отражение в зеркале. Немного потемневшие, когда-то пшеничные волосы стояли на голове в творческом беспорядке, чуточку сонные и испуганные светлые глаза смотрели на своего двойника, под ними залегли фиолетовые мешки. Да что такое случилось? Лег вчера спать рано, но проснулся с головной болью и прекрасным украшением глаз. Может давление? Губы скривились в привычной усмешке легкого презрения. Нужно умыться. Быстро «причесавшись» пятерней, парень на цыпочках побежал в ванную.
- Эдвард, - послышался недовольный голос отца из комнаты. – Прекрати цокать железом!
- Прости, - откликается тот, вставая на всю ступню.
Почему-то стоя нормально звука не издавалось, а вот если Эд шел на цыпочках, то слышался характерный скрип. Тут же представилась взбешенная Уинри, огромные глазищи сверкают недобрым огнем, руки в боки: «Опять не смазываешь авто-броню!! Хватит портить протезы!!» Вжав голову в плечи Эд возвращается в реальность. Нет, конечно, Уинри сейчас в их мире, продолжает делать протезы несчастным калекам и здесь ради того, чтобы поругать Эда за халатность, не появится. Надо смазать броню, сказал себе Эдвард и тут же об этом забыл.
Как много произошло за тот несчастный день, когда Эд умер. Мальчик повзрослел в одночасье. Вернувшись к жизни и поняв, что единственного родного человека больше нет Эдвард почувствовал, как почва исчезает под ногами. Нет, так не может быть! Так не должно быть! Ал должен жить. Должен жить как маленький мальчик, каким он был до того злосчастного дня. Он должен снова чувствовать настоящими, теплыми руками предметы, улыбаться человеческими губами и смотреть на мир настоящими любопытными детскими глазами. Наверное, не смотря на окружающую его боль других людей, Эдвард скопил все лучшее, нежное чувство именно для Ала. Встретившись с ним у Врат, он тогда и дал обещание снова обязательно вернуться в тот мир, где они родились. Теперь же парень чувствовал какую-то связь с младшим братом. Не что-то особенное, но ощущение грусти или неподдельной радости приходили всегда из ниоткуда и так внезапно, что он решил для себя – так действует его связь с Алом.
Первый раз он просыпался, чувствуя кого-то рядом с собой. Отец. Несомненно это был он. Нашел, наверное, оставил у себя дома. Открыв в первый раз глаза в новом мире Эд понял, что он сильно изменился. В чем? Стал более мягок к окружающим, как-то… остепенился, что ли? От прежнего Эда осталось многое, например, показная халатность ко всему, что он не считал важным. Вечно обиженное выражение лица хоть и спряталось от окружающих, но всегда присутствовало когда он оставался один. Легкая усмешка на губах и увлеченность одним делом также никуда не исчезли.
К своей внезапной радости Эд вытянулся и на коротышку больше никак не походил. Иногда, проходя по улице, парень радостно щурился от вида большинства людей сверху вниз.
Что ж, раз проснулся, то можно шлепать и на кухню. Ероша влажные волосы Эдвард подошел к подобию холодильника: коробке изо льда, посыпанной опилками. Неудобно, конечно, но новее пока ничего не придумали. Конструкция стояла в большом тазу в самом холодном углу, но лед, особенно в жаркие дни, периодически таял и еда плавала в воде. А делать нечего, все равно либо в общий подвал еду складывать, а потом не находить, либо вот так мучатся. Ночью старались рядом с тазом не ходить, так как пару раз Эдвард в потемках пошел зачем-то на кухню и напоролся на тазик. Ладно бы льдом по стальной ноге получил, все равно не больно, но ночь была жаркой и поэтому соседей затопило. Несчастному Эду пришлось вставать на табуретку этажом ниже и оттирать потолок. Зачем это надо было, он не понимал, но соседи требовали этого в качестве моральной компенсации. На этот раз лед за ночь сохранился. Убрав в сторону брусок льда, прикрывающий верх ледяной коробки, парень стал разглядывать содержимое. Мда, не густо. Кусок мяса, недельной, наверное, давности, который есть никто не хотел, но и выбрасывать было жалко, одиноко опоясывал непрозрачную бутылку. Эд взял бутылку в руки и потряс. Жидкость обиженно булькнула. Чувствуя подвох парень откупорил ее. Так и есть! Хоенхайм над ним издевается!! Иначе зачем бы он брал молоко? Сам не пьет, ждет когда скиснет, но в импровизированный холодильник, гад, ставит. Со злости хлопнув бруском льда по конструкции, Эдвард взял бутылку и вылил ее содержимое в ближайшую кастрюльку. Включив газовую плиту, бухнул посудину на камфорку и стал ждать. Сейчас вскипятит эту проклятую белую жидкость и поставит прямо под дверью любимого папы. Подождав, пока эта гадость начнет пускать пузыри, снял ее с плиты и, выключив газ, осторожно поставил кастрюлю точно перед комнатой отца, рассчитывая так, чтобы он в нее обязательно наступил. Сам же вернулся в свою комнату за деньгами.
- Эдвард, - Хоенхайм снова заголосил из своей комнаты. – За продуктами пойдешь, когда в доме будет пусто.
- В доме и так пусто, - раздраженно отозвался тот.
- Неправда, там есть еще мясо, пожарь его, что ли. А то мучается уже второй день.
- Пить нечего. – Не сдавался Эд.
- Есть молоко и, если не побрезгуешь, вода из-под крана. В обед пойдем за покупками. Жарь мясо.
Передразнивая отца, парень вернулся на кухню. Шлепнул кусок мяса на стол и стал пристально разглядывать. Пожарь мясо, легко, блин, сказать. Сам бы встал и пожарил. Снова включив газ и зажигая спичку, Эд услышал из коридора дикий вопль, грохот, шипение и сдавленный мат.
- Эдвард, иди сюда!!
Эд, пытаясь не засмеяться, выглянул в коридор. Хоенхайм сидел почти на шпагате, кастрюля, как раз в момент подхода Эда, стукнула мужчину по голове и с радостным звоном отлетела. Голая нога Хоенхайма, наверное, та самая, что попала в кастрюлю, была жутко красной. Весь коридор был в молоке, оно же стекало по бороде и груди мужчины.
- И что это за демонстрация была, а, добрый сын? – Спокойным голосом спросил он. – Почему горячее молоко стояло под моей дверью?
- Я… - давясь от смеха, начал Эдвард. – Я его сюда… хи-хи… поставил…
- Смешно, да? – Нахмурился мужчина. – Ты натворил, ты и убирайся, а я отмыться попробую.
Когда Хоенхайм скрылся за дверью ванной, Эдвард дал волю смеху. По крайней мере неделю тот не будет покупать молоко. Снова вернувшись на кухню за тряпкой, он начал вытирать ей пол, время от времени выжимая тряпку в кастрюлю. Вскоре в ней собралось почти все молоко. Оно было уже сероватого оттенка и не таким горячим, но все еще вселяло Эду тошноту. А что если поставить отцу эту гадость под ноги во второй раз? Нет, пошутили и хватит. Во второй раз его прощать никто не будет.
Это даже странно, как быстро Эдвард ужился с отцом. Они понимали друг друга чуть ли не с полуслова, но иногда Эд все-таки не сдерживался и малодушно мстил любимому папе за то, что он ушел из дома, бросив маму наедине с двумя маленькими детьми. Подстраивал вот такие маленькие пакости как сегодняшняя. Хоенхайм не сердился, понимая, за что ему достаются тычки от сына, но все же опасался за целость своих старых костей.
В дверь забарабанили. Определенно активное утро, отметил про себя Эд, открыв дверь. За ней стояла соседка снизу. Вот с кем, с кем, а с соседями Элрикам не повезло. Истеричная женщина и такой же муж ругались вечерами напролет с киданиями посуды и всеми прелестями ссор. А чуть какой шум слышался сверху или на них, не приведи господь, капало, то тут же бежали выяснять отношения. Вот и сейчас встрепанная баба сверлила Эда очень злобным взглядом. Тот инстинктивно вжал голову в плечи. Та, насладившись эффектом, начала свою тираду:
- Какого черта ваша дрянная семейка с утреца пораньше скрипит половицами, а? И что за крик на весь дом??? Вы опять нас затопили, иди, оттирай потолок, с него капает!
- Прошу прощения, - вдох, выдох, вдох, выдох… только еще и на эту дуру не наори, Эд, пожалуйста… - Но я должен сначала разобраться со своей квартирой. Да и вообще, ваш потолок, Вы и оттирайте. Я не обязан стоять на табуретке и делать за вас вашу работу. – А еще мне надоело чувствовать ваш взгляд на моей заднице, добавил про себя он.
- Ты… - дама вспыхнула. – Хам! Нахал! Да как только язык повернулся!! Мне, немолодой женщине, говорить гадости? Тоже мне, интеллигенция! Иди и мой, иначе за хамство в суд подам!
- Да, хорошо, подождите минуточку, оденусь. – Быстро сказал Эд и захлопнул дверь. Придется-таки оттирать потолок старой калоши.
Быстро натянув футболку и забрав волосы в хвост, парень отправился на экзекуцию. Вредная тетка будет гонять его по всему коридору, утверждая, что на потолке пятна. Сам Эдвард как ни старался увидеть их не мог, но соседка упорно тыкала пальцем вверх, брызжа слюной по поводу каждого «пятнышка». Вот и на этот раз парень упорно тер совершенно чистый потолок под руководством злобной тетки.
- Вон там пятно!
- Где? – Нехотя проследил за пальцем женщины Эд. – Слушайте, не выдумывайте, нет там никакого пятна.
- А я говорю есть! – Наверное, эта дама весьма успешно могла пробурить взглядом дырку в оппоненте, если бы владела алхимией.
О да, алхимия… интересно, Командир бы умер от смеха, глядя на гениального алхимика Эдварда Элрика, натирающего потолок какой-то придурошной тетке? Представив Роя Мустанга, катающегося по полу от смеха, Эд чуть сам не упал с табуретки от такой картинки. Наверное, все остальные знакомые солдаты бы тоже держались за животики, бессильно хохоча. Бабуля Пинако сказала бы, что так ему и надо, Уинри бы понаблюдала… а Ал… а Ал бросился бы помогать. Засранцы, беззлобно подумал Эд, лишь бы в грязь меня окунуть.
Спас Эда, как ни странно, Хоенхайм. Пришел и потребовал ребенка назад. Женщина под спокойным взглядом не устояла и разрешила слезть парню с табуретки и отправиться восвояси.
- Эдвард, знаешь же, что с нашими соседями такие шуточки плохи? И все равно периодически мне пакостишь?
- А что делать? Единственное развлечение в этом мире. – Пожал плечами он. Разговор велся на кухне. Эд искал спички, чтобы зажечь газ. Странно, но неприятного запаха мужчины почему-то не чувствовали.
- А заканчивается оно походом к соседке и оттиранием ее потолка. – Хмыкнул отец.
- Ну и что, подумаешь, главное, что весело. – Эдвард-таки нашел коробок, зажег спичку и…
Сильный взрыв потряс многоквартирный дом. Все завалило почти черным дымом. Кто-то позвал милицию, кто-то пожарных…
Когда Хоенхайм очнулся, еще на горящей кухне, то не нашел Эдварда. Мальчишка бесследно исчез.

II. Альфонс, Сенсей и сны.

Вот уже несколько месяцев Ал снова был человеком. Мальчик не помнил время путешествий с Эдом, вообще ничего после попытки воскрешения матери. Не знал он и Роя Мустанга и его подчиненных, не знал Враса, вскоре после его возвращения исчезшего. Уинри рассказала ему все что знала о том времени, когда Ал вместе с братом путешествовали в поисках философского камня. Иногда раздобрившаяся Изуми добавляла подробностей. Но чаще всего мальчик видел сны. Странные сны, где его тело было доспехом, стоявшим когда-то в одной из комнат дома Элриков, где Эдвард был немного отличным от того, которого помнил Альфонс. В этих снах он видел и Роуз, и Шрама, и Роя Мустанга с компанией. Видел Враса, Слот, страшно похожую на мать, Енви, Глоттани и Луст. Видел Марту и Грида. А совсем недавно то, как стал философским камнем и прятался от гомункулов. После смерти Эда проснулся в холодном поту и со слезами на глазах. Сны были реалистичными, но об их происхождении мальчик не догадывался. Но почему-то не сомневался, что это правда.
Их большая семейка, которая теперь жила в доме старушки Пинако, часто задумывалась, сколько теперь лет Альфонсу. То ли десять, как в момент смерти, то ли четырнадцать, как во время его путешествий с Эдом. Сам мальчик не зацикливался на этом. В последнее время, когда он снова освоился с окружающим миром, его волновало только одно. Он помнил встречу с Эдвардом у Врат. Ал уже был на нужной стороне, а Эда еще не забрали в другой мир.

- Брат… что случилось?.. Где мы?..
- Мы? – Эд кажется смущен, не зная как правильно объяснить ему ситуацию. – Мы сейчас разойдемся по разные стороны ворот…
- По разные стороны? – Мальчик напуган. – Почему? Зачем?
- Ну… - Парень опять мнется, не зная, как сказать, чтобы не испугать Ала. – Наверное, так нужно. – В итоге улыбается он.
- Я не хочу! – Мальчик обнимает брата, не желая отпускать его.
- Ал… давай… - Эд уже чувствует, как врата тянут его в свою бездну. – Давай дадим друг другу обещание? – Виноватая улыбка.
- Какое? – Алу не нравится все это, но он еще не может понять, что в действительности происходит.
- После того, как мы разойдемся, то постараемся сделать все, чтобы снова оказаться вместе. – Одно из щупалец дотянулось до его талии и тут же обвило ее, тяня назад.
- А… - Ал не верит, просто не хочет верить, что Эд сейчас исчезнет. – У нас получится?..
- Конечно, получится. – Вот еще несколько нитей дотянулось до него и тянут назад. – Все-таки мы братья Элрики.
- Я… - Эдварда вырывает из его объятий и тянет к воротам. Ал со слезами на глазах смотрит на исчезающего брата. – Я… - Наконец он в себе находит силы и кричит. – Я ОБЕЩАЮ!!! ОБЕЩАЮ!!!
В следующую секунду он теряет сознание и просыпается уже в реальном мире.

Ал недолго думал, понимая, что для возвращения Эдварда нужно знать алхимию в совершенстве. И сейчас под руководством Сенсея Ал учился, заново вспоминая основы алхимии. Хотелось научиться чему-то глобальному, но Сенсей злилась на него и снова тыкала носом в основы. Сложные приемы строятся на простых, изучи сначала самое легкое, а потом будем приступать к сложному. Ал, понимая, что с основами можно провозиться очень долго, работал по ночам, забыв о сне. Где-то ближе к утру ложился спать и через несколько часов вскакивал, Изуми всегда будила строго в семь утра и заставляла упражняться. Но до цели было все равно далеко. В последнее время перед тем как проснуться Ал видел грустного Эда, которого безжалостно тянули к себе ворота, а тот не сопротивлялся. Порой мальчик начинал сожалеть, что не вырвал смирившегося брата из лап чудовища. Теперь поздно, думал он. Но ничего, скоро все встанет на свои места.
- Ал, подъем! – Недовольный голос Сенсея и громкий стук в дверь.
- Сейчас! – Отзывается мальчик и тут же встает. Быстро заправляет постель и бежит умываться. Сейчас он с Сенсеем остановился в небольшой гостинице. Утром они обычно выходили за город, на речку и начинали упражняться. И потом бежали есть.
Так было и сегодня.
- Нападай. – Изуми спокойно читает книгу. Раскосые глаза сосредоточено водят по строчкам, про Ала она уже забыла.
Мальчик с боевым кличем бежит на нее в попытке ударить, но та, не отрываясь от чтения, просто отходит в сторону. Так повторяется несколько раз. Ал пытается отдышаться. Сенсей перелистывает страницу и снова скользит взглядом по строчкам. Ал снова нападает. На этот раз Изуми ловит его руку, занесенную для удара, и кидает мальчика на землю. Тот обиженно пыхтит, но в следующую секунду встает и снова бежит к женщине. Еле успев увернуться от готовой схватить его за запястье руки, пытается ударить. Но рука рассекает воздух. Сзади стоит Сенсей, все также не отрываясь от книги, бьет ребром ладони по позвоночнику чуть ниже шеи. Ал вскрикивает и падает носом в землю. Несколько минут силится подняться, но ничего не получается. Видно, Сенсей задела нерв и теперь нужно несколько минут отлежаться, чтобы спина придет в норму. Слышен шелест страниц. Такое чувство, что Изуми нет до него никакого дела. Ал снова встал и теперь примерялся, с какой бы стороны подступить к учителю. Со спины бесполезно, так как она тут же развернется и тут же заведет ему руку за спину. В таком положении ни о какой драке речи идти не может. Спереди? Тоже нет, в лучшем случае получит книгой по голове. Хотя… Ал кинулся на стоящую перед ним женщину, как и следовало ожидать, та попыталась отмахнуться книгой, но мальчишка поднырнул под ее руку и резко подпрыгнул вверх. Выпрямленная ладонь ударила Изуми по подбородку, заставляя запрокинуть голову вверх. Та отлетела от него на пару метров, но тут же встала и успела поймать раскрытую книгу. Страницы хлопнули друг о друга, Сенсей сдула упавшую на лицо черную прядку и улыбнулась.
- А вот теперь мы идем есть.
- Ура! – Обрадовался Ал и первым побежал в гостиницу.
Обычно такие тренировки заканчивались полным поражением мальчика и ему приходилось зализывать раны, но сегодня редкий случай – удалось зацепить Сенсея. Она обычно тут же прекращала бой и отправляла его завтракать.
Хозяева смотрели с радостной улыбкой на светленького мальчика, быстро наворачивающего завтрак и просящего добавки. К сожалению, они не знали, как после этого завтрака его заставят работать до самого вечера. На все нытье Ала по поводу того, что он голодный, Сенсей отвечала презрительной усмешкой и словами «в гостинице надо было есть».
Нет, Изуми вовсе не была злой, она также хотела вернуть Эда в этот мир и понимала, что кроме его младшего брата это никому не удастся. Поэтому так строго относилась к его обучению. Можно сказать, что она тренировала его душу и тело. Иногда женщина, словно смеясь над ним, спрашивала готов ли он вступить в схватку с медведем. Ал тут же вспоминал остров и монстра с собачьей головой, охотившегося за ним с братом целый месяц, и нервно сглатывал, судорожно мотая головой. Изуми смеялась и трепала его по волосам.

III. Эдвард, хозяйка и снова молоко.

Он открыл глаза не сразу, болезненно щурясь от проникающего сквозь веки света. Что случилось? Он судорожно закашлялся, ловя сухими губами воздух.
- Воды… - Что это за голос? Разве у него был такой? К губам поднесли что-то холодное. Пока что белая пелена закрывала его глаза, мешая видеть, что это.
- Открой рот… - Тихий женский голос и рука, чуть поддерживающая голову. Он приоткрыл рот и тут же туда полилась прохладная жидкость немного необычного вкуса. Не зная что это, он пил, пока вода не закончилась.
Пелена спала с глаз, но он еще плохо видел. Перед ним сидела женщина средних лет, волосы забраны косынкой, теплые глаза с маленькими черточками морщинок вокруг них нежно смотрели на него. Женщина была не очень высокой и немного хрупкой и кого-то напоминала ему.
- Как Вы себя чувствуете? – Все также тихо спросила она.
- Нормально… - Говорилось с трудом. В горле стоял ком. Перед глазами заплясали белые чертики. – Где я?..
- У меня дома. – Улыбнулась женщина. – Вас нашли мои дети в лесу, вы ужасно выглядели, мы даже думали, что уже не проснетесь.
- В лесу? – Он попытался вспомнить, что мог делать в таком месте.
- Да, Ваша одежда почти вся в дырах, как будто сгорела, да и на Вас было очень много ожогов. Да и сейчас кое-какие остались. Вам бы отлежаться еще немного. Так доктор сказал.
- Понятно… - Действительно кое-где на груди и левой руке чувствовалась неприятная боль. Он откинул одеяло правой рукой и почувствовал ужас. Правая рука состояла из железа и несколько он мог проследить взглядом – соединялась с живым телом. Откуда у него такая рука? В голове не возникло ни одного ответа. Да что это такое?
- Кушать не хотите? – Женщина будто и не заметила недоумевающего взгляда парня. Тот лишь кивнул. Она вышла.
Итак, подумал он. Что-то произошло. Его нашли обгоревшим в лесу, у него стальная рука. Он снова заглянул под одеяло. И нога. Странный, немного хрипловатый голос и ожоги по всему телу. Больше ничего он о себе сказать не мог. Кто я? Не помню…
Надеясь найти в себе силы, он встал и, опираясь на стенку подошел к висевшему в комнате зеркалу. На него смотрело юношеское лицо со светлыми, длинными волосами, почти такими же светлыми глазами и кривой ухмылочкой. Похоже, это был он сам. А ничего, попытался найти он оптимистичную сторону дела, красивый.
- Ну я же попросила Вас отлежаться. – В дверях стояла женщина с подносом. Парень покорно вернулся в кровать, сев поудобней. Хозяйка дома поставила перед ним поднос с супом и кружкой с белой жидкостью.
- Что это? – Парень подозрительно покосился на стакан.
- Свежее молоко, - улыбнулась хозяйка.
Он посмотрел в белую пенящуюся жидкость и его вдруг очень ощутимо начало тошнить.
- Простите, но у меня аллергия на молоко. – Попытался оправдать он свою тошноту.
- Да? – По женщине было видно, что она испугалась. – А я Вас сначала молоком напоила…
Парень попытался затолкать назад подкатившийся к горлу ком. Чувствуя, что его вот-вот вырвет, он стал быстро хлебать суп. Тарелка опустела, но комок еще угрожающе катался по горлу.
- Можно добавки? – Быстро попросил он.
- Да, конечно. – Отозвалась хозяйка и забрала у него поднос.
Он плюхнулся на подушку, чувствуя как вместе с комом растет и дурнота, перераставшая в слабость. Слабость? Откуда она? Женщина вернулась в комнату со второй тарелкой. Эту он уже ел не спеша, чувствуя, как тошнота и слабость отступают.
- Спасибо, - улыбнулся он, протягивая ей пустую тарелку.
- Всегда пожалуйста. – Улыбнулась она. – Кстати, как Вас зовут?

Кто я? Как меня зовут?

Этот вопрос поверг парня в шок. Он вдруг понял, что не помнит даже своего имени. Как его звали?..

- Эдвард… - Милая женщина ласково смотрит на него. – Поищи, пожалуйста, Альфонса… я совершенно не представляю где он может быть.
- Братишка! – Мальчик лет десяти радостно тянет к нему руку. – Пойдем, позовем Уинри поиграть с нами?
- Эд. - На этот раз девушка с отверткой в руках. – Опять броню не смазал? Черт бы тебя побрал, идиотина! Техника в руках дикаря просто кусок железа!

- Меня зовут… - Все люди из видения называли его по-разному. Эдвард? Эд?.. – Эдвард.
- Красивое имя, - одобрительно кивает женщина. – А меня звать Кристиной. По-моему тебе нужно еще поспать. – Ласково смотрит на сонно моргающего Эда она.
- Да, наверное. – Виновато улыбается он и ложится, отворачиваясь к стенке.
Эд еще не спит, силится вспомнить что-то из прошлого. Память похоже на чистый лист, на нем лишь несколько записей: имя, внешность и нелюбовь к молоку. А также видение троих людей. Что-то подсказывало ему, что он знает всех троих очень хорошо. Только кто они? Предположений насчет девушек не было. Мальчик сказал ясно: «братишка». У него есть брат? А что, вполне возможно. Глаза снова слипались. Что ж, спать так спать.

- Ал, вот оно! Я знаю как вернуть маму! – Радостный Эд показывает нарисованный алхимический круг. – У нас все получится!
- Правда? – Глаза мальчика светятся радостным огнем.
Дети встают по разные стороны круга. Вокруг все светится голубоватым светом. Внезапно что-то срывается. Братья вскрикивают. Внезапно Эдвард чувствует сильную боль и кричит.

Когда он снова проснулся в комнате никого не было. Ожоги немного ныли и бурчал живот. Что это было? Странный сон, может это воспоминание о прошлом? Эд передернулся. Какие неприятные воспоминания. Пытаясь выгнать плохой сон, он встал с кровати. Голова тут же закружилась. Эд быстро оперся о стенку, чтобы переждать кратковременный приступ слабости. Перед глазами попрыгали черные точечки, но поняв, что тот не двигается – исчезли. Рядом с кроватью стоял табурет с небольшим тазиком с водой, рядом лежало полотенце. Парень снова сел на кровать и быстро умылся. Волосы тут же упали на лицо, окунувшись концами в воду. Эд выпрямился и собрал непослушных сзади. Пальцы привычно перебирали волосы, собирая их в прическу. Через пару секунд непокорные пряди лежали в толстой косе и не мешали ему. Так… похоже в прошлом это было привычным делом. Он быстро вытерся полотенцем и снова встал. Теперь одежда. Ее просто не было. Выйти в одних трусах? Женщина говорила, что у нее есть дети, а значит, разгуливать в нижнем белье перед ними никак нельзя. Извечный вопрос что делать? Эд оглянулся в поисках подручных материалов и стянул с кровати простыню, намотав ее на себя на манер тоги.
Вышел из комнаты. В доме не было слышно ни звука, неужели никого нет? Эдвард прошел по коридору. Половицы тихо скрипели. Справа обнаружилась дверь. Не долго думая, парень открыл ее. Перед глазами предстала маленькая кухонька. Печка, несколько вспомогательных стоек, раковина и дубовый стол с шестью стульями. Наверное, кто-то пытался добавить неказистому виду помещения хоть какое-то подобие уюта: два окна в помещении были натерты до блеска, их украшали занавески и на подоконнике стояли в разукрашенных горшках цветы. Стены кто-то, наверное, дети изрисовали мелом, на них можно было встретить милые картинки. Эдвард улыбнулся и вышел. Пройдя дальше нашел еще несколько комнат. Одна из них оказалась вся заставлена книгами, в другой похоже была гостиная. Затем коридор расширялся, в нем находилась лестница на второй этаж и выход из дома. Эдвард немного поколебался и вышел из дома. Похоже, он находился в деревеньке. Дом был огорожен деревянным забором, а за ним виднелась другая сторона улицы. Такие же домики, у кого деревянные, у кого кирпичные, участки стоят друг к другу почти вплотную. Эд прислушался к звукам, доносящимся на улице. Ветер, переговоры хозяек. Сзади послышался скрип и детский смех. Парень пошел на звук. За домом была небольшая детская площадка, состоящая из песочницы и качелей. На качелях сидела девочка лет десяти, волосы были забраны в два высоких хвоста, глазенки закрыты, на лице полное счастье, просторная одежда развивалась в такт покачиванию качелей. Раскачивал ее парень постарше. У него были такие же иссиня-черные волосы, немного раскосые глаза, задорная улыбка. Девочка время от времени кричала: «Сильней! Сильней!», хотя качели уже почти описывали полусолнце.
Эдвард хотел не мешать идиллии и тихо уйти, но парень обернулся.
- Вы снова проснулись. – Улыбнулся он. – Как себя чувствуете?
- Нормально, - буркнул Эд, недовольный тем, что не смог уйти незамеченным.
- Не голодны? – Продолжал лыбаться мальчишка.
Все повторяется, фыркнул про себя Эд, кивая головой.

IV. Врас, путешествия и Эдвард.

Мальчик лет четырнадцати сидел в небольшой таверне за столом, ожидая свой заказ. Жители удивленно поглядывали на него, еще бы, ребенок действительно был маленько странным и даже диковатым.
У мальчика были длинные черные патлы, закрывающие один глаз, из-за чего второй, казалось, смотрел несчастно. Рот был сжат в узкую полоску, что некоторые уже ждали, что паренек расплачется. Одежда на нем была изорвана и грязна. Но не все это было необычным для жителей маленького городка, гораздо испуганней они смотрели на правую руку и левую ногу ребенка – обе были ненастоящими. Глупым жителям из глубинки невдомек, что такое авто-броня и почему ее ставят, а уж то, что этот мальчик единственный выживший гомункул и подавно.
Врас, а это был именно он, тоже изменился с того памятного дня. Несмотря на желание вернуть Слот он радовался смерти причины всех его бед (он считал именно так) – Эдварда Элрика. Кто ж знал, что этот дурацкий доспех кинется его воскрешать? Наверное, в тот момент Врас сильно пожалел, что забрал у парня руку с ногой, выкинув свои. Было жутко больно и страшно смотреть на кровь бьющую фонтаном из правого плеча и левой ноги. Он бы умер там от потери крови, ведь Ласт удалось вытравить из него часть красных камней – залог жизни. Он бы был рад уже никогда не проснуться. И опять… проклятый Элрик просто банально вытащил его из здания, точнее попросил Роуз. Что было дальше? Долгое забвение. А потом старушка Пинако и авто-броня вместо исчезнувших конечностей. А как только Врас освоился с использованием протезов, то сразу же сбежал. Сбежал от жалостливого взгляда младшего Элрика, которого он ненавидел чуть ли не больше самого Эда, от наставлений Уинри, в глазах которой он тоже узрел жалость. Все, все его жалели. Но самым невыносимым было смотреть на свою создательницу – Изуми, которая продолжала относиться к нему как к сыну. Сейчас Врас скитался, лелея наполеоновские планы в своей маленькой головке. Во-первых, он хотел вернуть Слот. Она моя мать, говорила одна часть парня. Господя, ну не глупи, она тебя не создавала, твоя мать Изуми, возмущалась другая. А во-вторых, мальчик хотел встретиться с Эдвардом Элриком и забрать у него все что Врасу причитается. По его меркам, ему причиталось все тело алхимика. Конечно же, для достижения этих целей нужна алхимия. Мальчик пытался найти себе учителя, но люди либо отказывались, либо не удовлетворяли его требований. Так что приходилось шататься по захудалым городкам в поисках ценных книг. Соваться в центр он боялся. Рой Мустанг уже наверняка совсем поправился и может неадекватно среагировать на его появление.
Принесли еду. Врас вяло потыкал мясо. Алхимия, алхимия… Мальчик почувствовал на себе взгляд и обернулся. Взрослый мужчина за соседним столом разглядывал необычного на его взгляд ребенка.
- Эй. – Врас посмотрел на мужчину в упор.
- Да? – Тот вздрогнул.
- Не знаешь, в этом городе алхимики есть?
Мужчина задумался. Врас вернулся к тыканью тарелки.
- Знаю. – Вдруг сказал он. – Ближе к окраине города живет одна семья, там двое детей изучают алхимию.
- Где-где говоришь? – Мальчик резко развернулся к нему.
- А… - Тот немного отодвинулся. – Ну… западная окраина, там еще дома стоят очень близко друг к другу. В одном из них живут брат с сестрой и изучают алхимию…
- Вот как… - Улыбнулся Врас, встал из-за стола и вышел.
Можно заняться делом. Где тут западная окраина? Мальчик научился сначала идти к цели, а потом отдыхать. Что ж, быстро проверить детей на алхимию, а потом уйти, если ничего нет. И не задерживаться. Врас услышал детский смех. Почему-то он не любил его так же как детский плач… Он поднял глаза и остолбенел. К нему шла троица – двое парней и девочка. Она смеялась громче всех. Два задорных высоких хвоста развивает ветер, на лице прямо-таки блаженная улыбка. Идет посередине между парнями. Один был похож на нее вплоть до черт лица и вовсе не интересовал Враса, а вот второй… мальчик почувствовал необъяснимое возбуждение при виде… Эдварда Элрика. Тот тоже шел и смеялся, не смотря вперед.
- ТЫ! – Закричал Врас, сверкая глазами. Эд поднял на него взгляд и непонимающе уставился. Он совершенно не помнил этого человека. – Вот мы и встретились! – Странно, но в его присутствии ребенку хотелось кричать как можно громче. Сейчас он побежал на парня, как будто собирался протаранить. Эдвард стоял и смотрел на него, силясь вспомнить, что их связывало в прошлом.
- Эд, берегись! – Девочка быстро толкнула его в сторону и Врас полетел мимо, не задев его.
- Отдай его! – Закричал он. – Отдай свое тело!! Оно мое!!
- Что?.. О чем ты?.. – Эдвард ждал, пока воспоминания прибегут в его голову, но их не было.
- Эдвард, беги! – На этот раз тот парень – брат девочки. Он так и не запомнил их имен. Эд поднял глаза на злобно оскалившегося мальчика, который бежал на него, посверкивая бешенным, каким-то даже потусторонним взглядом.
Он побежал. Быстро, думая о своем спасении.

Что ему от меня нужно?..

Ноги бежали как будто сами по себе, за спиной слышалось тяжелое дыхание неизвестного существа. А разум судорожно рылся в своих архивах, пытаясь вспомнить этого ребенка.
Словно что-то почувствовав, Эдвард свернул между домами и через небольшой закоулок оказался в следующем, более богатом ряду. Увидев большое здание, напоминающее вокзал, Эд побежал к нему.
Это и правда оказался вокзал. Куда теперь?
- Внимание, с первой платформы отправляется поезд…
Он не стал дослушивать, перебежал вокзал за несколько секунд и успел скакнуть на подножку, быстро прячась в вагоне. Поезд отошел.

Врас залетел на вокзал и начал бешено оглядываться. Где он? Где эта мразь?? Куда? Куда он успел убежать? Почему он не смог его догнать??? Он ДОЛЖЕН был его догнать. Догнать и убить. Нет, убивать не надо, иначе не получится забрать тело. Но хорошенько так отпинать стоило.
- Внимание, со второй платформы отходит поезд на Ризенбул. Повторяю, со второй платформы отходит поезд на Ризенбул.
Врас вышел на перрон. Стоп. Ему показалось или только что по переходу промелькнул блондинистый хвост? Он тут же помчался за блондином через переход и успел заметить, как тот входит в поезд на Ризенбул. Ха, подумал про себя Врас, неужели задумал спрятаться в поезде до родного города? Не выйдет. Вскочив на подножку и оттолкнув проводницу, мальчик залетел в вагон и начал разглядывать пассажиров в поисках Эдварда Элрика. О горе тем блондинам, что сидели в том вагоне…

Эдвард сидел на свободном месте в вагоне тише воды, ниже травы. Хотя бы потому, что у него не было билета. Пассажиры на него внимания не обращали, да и что за прелесть немолодым людям смотреть на тихого паренька, сжавшегося у окошка. Тот парень, сын женщины, что пригрела его, поделился своей одеждой, так что Эд не выделялся из толпы.
Память щелкнула и выдала картинку: Эдвард, только помладше, идет по лесу, а рядом с ним какой-то доспех. Рыцарь показывает ему разворованный костер и обглоданную рыбу, укоризненно поблескивая красно-белыми глазницами… или глазами?..
Ну, что было дальше, спросил сам себя Эд. И тут же ответил: не помню. Память преподнесла ему еще одну картинку. Он и доспех стоят на берегу, к ним подплывает лодка, на ней стоит женщина и грозно смотрит раскосыми глазами вперед. Волосы, давно уже заплетенные в дреды, развивает сухой, соленый ветер. Она сходит на берег. Короткий разговор. Внезапно все оборачиваются и видят ребенка.
Вот он! Да, это он… а… воспоминания посыпались одно за другим. Вот Эд и доспех пришли в его комнату, чтобы допросить гомункула, откуда он знает это слово? Его превращение. Потом бойня с армией из-за него… будто перевоплотившийся мальчик злобно смотрит на него и говорит про глупого ребенка, добровольно отдавшего ему сначала ногу за создание гомункула, а затем и руку, чтобы вернуть никчемного подростка – его младшего брата. Тогда он стал называться… Врас? Да, по-моему так. Врас – Гнев. Вспомнилась и его мания полностью забрать тело Эдварда себе.
Это все были неприятные и страшные воспоминания. А были ли в моей жизни светлые моменты, задумался парень. Пока все, что он смог вспомнить было мрачным и отвратительным. Ни одного просвета кроме… того мальчика, который был очень похож на Эда и называл его в воспоминаниях старшим братом. К нему парень ощущал нежное безграничное чувство любви и потребность в защите от опасного окружающего мира.
Когда? Когда мозаика воспоминаний сложится и он перестанет теряться в догадках, что произошло в прошлом? Ну же… вспомни еще хоть что-нибудь… бесполезно. Память предательски молчала.
Поняв, что больше ничего не произойдет, Эд уставился в окно, вздрагивая всякий раз, когда дверь открывалась и в вагон кто-нибудь заходил. За окном мелькали зеленые поля, солнце светило через стекло, заставляя Эдварда жмуриться. Жалко, что пришлось оставить гостеприимный дом вот таким образом. Даже с хозяйкой попрощаться не успел. Но был и другой вопрос, он волновал Эда намного больше. Что делать дальше? На какой станции сойти? Несколько остановок уже было, но все это были маленькие городки, не достойные внимания. Ну подскажи уже, что ли, потормошил он память. Та, наверное, сжалилась и выдала еще одну картинку: коротко стриженный черноволосый мужчина с презрительным взглядом и в синей форме армейского человека. Эд даже зажмурился, ожидая очередного калейдоскопа воспоминаний. Ну же… Рой Мустанг, твой начальник, сказал кто-то в его голове. Больше ничего не было. Какие скудные воспоминания…
- Да-да, алхимия! – Перед ним село двое парней. – Он просто нарисовал круг вокруг дома и тот стал как новенький, классно, да?
- Да… говорят, что алхимиками становятся только одаренные люди.
- Почему?
- Ну… все эти формулы, банки, склянки… в этом нужно очень хорошо разбираться…
- Простите… - Рискнул вмешаться Эд. – Что такое алхимия?.. – Это слово было ему знакомо, но что это именно он не помнил.
- Алхимия – это такая наука, с помощью которой одно превращается в другое! – Тут же ответил один из парней, кажется тот, что говорил про дом.
- Да-да, обычно рисуют алхимический круг, а иногда, наверное, особо гениальные алхимики делают это просто, - отозвался другой. – Без круга. Хлопают в ладоши и получают новый предмет.
- Спасибо, - улыбнулся Эд и снова уставился в окно.
В имеющихся воспоминаниях он хлопал в ладоши и получал предметы. Значит… значит, он алхимик.
- Молодые люди, ваши билеты. – Перед ними стояла контролерша. Парни предъявили разноцветные кусочки бумаги.
- Ну? – Грозно посмотрела на него женщина. – Ваш билет?
- У меня нет билета, - честно признался Эд.
- Значит, сходите на ближайшей остановке. Пройдемте. – Эдвард покорно встал и пошел за женщиной к выходу из вагона.
Его не особо волновали взгляды людей и их перешептывания. Ему было абсолютно все равно, что сейчас может случиться.
- Повезло тебе, парень. – Хмыкнула контролерша.
- Почему? – Удивился тот, подняв на нее глаза.
- А следующая остановка – Центр. Поздно тебя заметили.
Эдвард опустил голову, не ответив. Центр. Есть прекрасный шанс найти Роя Мустанга. Почему-то Эд чувствовал, что у него это получится.

Врас прочесал поезд вот уже в третий раз. Эдварда Элрика в нем не было! Черт, неужели обманул? Да будь он проклят! Будь проклят он и все кто за него!! Поезд как раз остановился на очередной станции и Врас злобно соскочил с подножки. Обманул… каким-то образом обхитрил. Хотя вагонов все-таки много, может где и проскочил. Но Врас проверял абсолютно всех! И высоких и низких, и блондинов и брюнетов…
Мальчишка шел по городку, мысленно поливая Эда грязью и представляя как доберется до него и свернет его шею.
- Да, сегодня мы хорошо поработали, правда, Сенсей?.. – Во второй раз Враса как будто ударило током. Он поднял глаза. Точно, так и есть! Младший Элрик!!
Он кинулся на него, не заметив Изуми и повалил на землю.
- Где он?!! Я знаю, что ты знаешь!!! Говори, где он!!!
- Кто он?.. – Альфонс Элрик испуганно смотрел на обезумевшего Враса.
- А ну прекрати! - Крикнула тому Изуми. – Отпусти Ала!!
- Отстань! – крикнул взбешенный мальчик. – Где он? Где твой поганый брат???
- Брат?.. Ты же знаешь, что он…
- Эдвард здесь!! В этом мире!! Я знаю, я видел его!! Он просто наверняка к тебе прятаться поехал!!! – Изуми схватила мальчишку за шкирку и отшвырнула его к ближайшему забору.
- Прекрати нести чепуху. – Спокойно сказала она.
- Он здесь, точно! Я гнался за ним до вокзала, а потом он, наверное, успел на другой поезд!!
- Брат… - Глаза Ала повлажнели. Он успел сглотнуть слезы, пока этого не увидела Изуми. Эд… брат… он здесь… он смог вернуться… но… где его искать?..
- Как я могла создать такое жалкое существо? – Глаза Изуми сверкали недобрым огнем. – Которое до сих пор гоняется за тенями прошлого? Убирайся отсюда! Чтоб я тебя здесь не видела!!! Тебе дали возможность жить как человек, а ты все время видишь в людях Эдварда! Пошел прочь, чтоб я тебя больше не видела!!
В груди мальчика что-то екнуло. Эта женщина, которая раньше любила его даже не смотря на то, что он пытался ее убить теперь…
- Мама… - Прошептал он.
- Я тебе не мать! – Прокричала Изуми, подавая руку Алу. – Мой сын умер при рождении, а тебя я знать не знаю!
- Мама… - В глазах Враса появились первые слезы. – Мама… прости меня… мама…
- Мама? Я никогда и никому не была матерью. Убирайся от меня.
Она обняла остолбеневшего Ала за плечи и повела его в сторону гостиницы.
- Сенсей… - через какое-то время спросил мальчик, глядя на нее. – Как думаете… то что он сказал… правда?..
- Не знаю, может просто обознался.
- Да, наверное.
Пожалуйста, надеюсь, что ты не обознался… пожалуйста… брат… Эдвард… ты ведь где-то здесь, правда?.. правда, брат?.. Ты ведь пришел ко мне… ты меня ищешь. Правда ведь, брат???
Не смотря на дружелюбность и доброту Ал оставался одиноким. По настоящему одиноким маленьким ребенком. Этого никогда не было, когда он был с Эдом… он всегда… всегда был самым родным и близким. А теперь… Ал иногда хотел с кем-то поделиться о своих мыслях об алхимии, но кому это будет интересно? Сенсей потреплет его по волосам, скажет так держать. Уинри стала совсем взрослой и кроме авто-брони ее почти ничего не интересовало.
- О, Изуми-сан! – Ал и не заметил, как они вошли в гостиницу. – Звонил ваш муж, просил немедленно перезвонить.
- А? Ну ладно. – Женщина взялась за телефон и быстро набрала номер. – Привет, дорогой? Что случилось? – Она резко изменилась в лице. – ЧТО? Быстро говори номер, я сейчас туда перезвоню. – Она положила трубку и тут же схватила снова, набирая другой номер.
- Что случилось, Сенсей?.. – Посмотрел на нее Ал.
- Сейчас все скажу. – Она прислушалась к звукам из трубки. – Алло? Рой Мустанг? Здравствуйте, это правда, что Эдвард у Вас?
Глаза Ала расширились.

Не может быть… Не может быть… Этого просто не может быть…

- Мы выезжаем к Вам первым же поездом, ждите. – Изуми положила трубку.
- Сенсей… - Не дав ему договорить женщина ласково обняла его.
- Альфонс… Эдвард у своего командира… они нас ждут. Собирайся.
- Правда?.. – Он еще не мог поверить в свое счастье.
- Правда. – Улыбнулась она. – Давай, две секунды на переодевание и десять на сбор вещей, быстро!
Ал быстро побежал в свою комнату. Эдвард здесь… совсем близко!! Еще чуть-чуть… еще совсем чуть-чуть…

- Вот как все было… - Эд пил чай у полковника, пока тот рассказывал ему то, что знал.
Он шел по Центру, разглядывая прохожих. Внезапно кто-то сзади дотронулся до его плеча.
- Эдвард… - Тот обернулся и увидел молодую женщину в армейской форме. Он не помнил кто она, но сразу же почувствовал, что она не испытывает к нему особо негативных чувств. – Что ты здесь делаешь?..
- Простите… - Он не мог вспомнить ее имени. – Вы можете отвести меня к полковнику Мустангу?..
- Да, пойдем. – Она пошла впереди него, Эд тут же зашагал рядом.
- Простите, как Вас зовут?.. – Решился спросить он. Женщина неожиданно остановилась и удивленно уставилась на него.
- Эдвард… ты… меня не помнишь?.. – Она не могла поверить этому.
- Простите, пожалуйста, но я потерял память, иногда начинаю вспоминать прошлое, но Вас мне там видеть еще не доводилось. Простите меня.
- Я Риза Хокай. – Улыбнулась она. – Ты помнишь как вернулся в наш мир?..
- Вернулся?..
- Значит, не помнишь. – Вздохнула она.
- Вы расскажете мне, что случилось?..
- Скорее не я, - улыбнулась она, подходя к дому Роя.
Вот так Эдвард оказался у него. Тот тут же кинулся названивать его Сенсею, а потом уж и рассказал всю ту историю, что знал сам. Парень сидел напротив него и переваривал эту, казалось бы, глупую и одновременно грустную историю.

@темы: FMA

11:28 

Пришла Тиффани, чтобы показать всем кузькину мать...

Злобный фанфикер
Автор: писала одна девушка, автора все же два: Хеля и Тиффани.
Бета: нету
Название: Сказочка на ночь.
Фендом: вообще, это кроссовер, который происходит на территории мира Gensou Maden Saiyuki.
Присутствующие персонажи: я решила, что все-таки перечислю… Тиффани, Мэлфис, Меллина, Мураки, Доктор Ван, Медуза Горгона, Гю-Мао, Ни Джени, Гу Кумень, Сагара Соске, Павлик Морозов, Будда в пальто, Владимир Ильич Ленин, Санзо, Хаккай, Годжо, Гоку, Ран, Едзи, Оми, Кен… вроде все…
Рейтинг: из-за намеков на яой, натуралов, ненормативную лексику и так далее и тому подобное, ставлю PG.
Жанр: стеб.
Предупреждение:
1) не пытайтесь найти смысл, его здесь нет.
2) не пытайтесь проделать этого дома! Тиффани профессионал, а вы так… почитатели ее творчества)))))))
3) намеки на яой.
Раздача пряников: Во-первых, папе, который хихикал, подбивая меня на продолжение. Во-вторых, Тиффиному воображению, если бы не оно, фика б не было…))))
Посвящение: Орочке за то, что в день написания приехала домой и пыталась меня вызвонить, а я, бяка, черте где в это время была.)))))))))
Отказ от прав: если я скажу, что мне принадлежит Ленин или Будда в пальто, то думаю, меня посчитают за сумасшедшую.)))))) Мне здесь только оригинальные персонажи принадлежат)))))
Словарик:
ши нэ – умри
коросу бу – убью нафиг
таскете - спасите
кицунэ – это такая японская лисица, которую боятся самураи))) *очень доступно объяснила*



Глава первая, где рассказывается о том, как Малышка Ти скучала и что из этого вышло.

Вот ведь… вернулась на работу, а здесь скучно… здесь всегда скучно, да только сейчас особенно…
Здесь никогда не бывает весело, седьмой отдел затих, притаился… но самом-то деле, это не так… просто все шутники повывелись… Сейка все еще в больнице, так что начальствует тут Мила, с ней, как известно, не пошутишь…
Мэлфис притащил стопочку писем и записок… с каких это пор наш отдел стал заниматься почтой?.. ну конечно, с тех пор, как Сейка исчез… не нашлось больше умелых рук, способных держать дела отдела в полном порядке… из-за Меллины все, уж я-то знаю.
- Мэл… дай, что ль, парочку писем…
Он безропотно дал мне небольшую горку этой дряни. Все-таки Мила правильно говорит: я его когда-то хорошо выдрессировала. Это уж когда было-то? Давно и неправда.
Так, что тут у нас?

Срочно требуется замена жрице Судзаку, т.к. заканчивается продовольствие на пропитание оной. Требования: умная, красивая, не любящая плотно поесть. Обращаться: мир Фушиги, столица Конана, к императору Хотохори.

Может Милу сослать? Умная, красивая… нет, все-таки больше на любителя… Я посмотрела на сосредоточенно печатающую Меллину. Эта уж точно не объест несчастного императора… фигня… что еще тут есть?..

Требуется спаситель мира от спасительницы мира, ужасной волшебницы Линочки Инверс!!!

Вот интересно… а если я не знаю, где находится эта самая Линочка Инверс? Хотя это вряд ли, мало кто не видел эту волшебницу, уж она-то позаботилась о всемирной популярности…
Что им еще требуется?

!!!РАЗЫСКИВАЕТСЯ!!!

Этот тупой придурок Сагара, который в очередной раз спалил школу!!!!!!!!!!!! Особые приметы: непроходимо туп, шрам в виде креста на левой щеке, на любой шорох вытаскивает пистолет и начинает палить. При поимке избить бумажным веером и сдать Японским Войскам на перевоспитание!!!!!!!!


По-моему, «этот тупой придурок Сагара» после встречи с войсками начнет палить не из пистолета, а из автомата… и если я не ошибаюсь, то мальчик и сам работает военным…

Помогите, пожалуйста!

От меня смылся жеребец, превращающийся в сексапильного парня!!!!! Обращаться в мир сейлор мун, в дом где живет прожорливая Банни, на чердак к Чибиусе, награда обеспечена.


Конечно, на СМ мы все выросли, но не думаю, что встретив Пегаса, сразу же вернут девочке… отдавать такого мальчика запасному чибимонстру… дураков, мягко говоря, мало.
И все равно скучно… задумалась. О! То объявление, что лежит в самом низу стопки и выполню… Может будет не так скучно. Быстро цапнув клочок бумаги, я прочла:

Требуется толковый помощник для возрождения мужа, поиска сутры (не той, которая кама), а также устранения нежелательных демонов, богов и особенно четверки, путешествующей на Запад.Обращаться: Древний Китай, Шангри-Ла, замок на букву «Ха» (к сожалению, полное название забыто) на далеком Западе к императрице Гу Кумень.

С возрождением не знаю, но поискать некамасутру могу и наставить палок в колеса всем путешествующим на Запад тоже не слабо. Тем более посмотреть замок на букву «Ха» (интересно, там дальше случайно не буква «УЙ» идет?) тоже хотелось.
Быстренько сорвалась с места, достала свой любимый рюкзак, пихнула туда бутылку воды, остатки печенья и чипсов, открыла Врата Хаоса и была такова.

То, что замок действительно за буквой «Ха» имеет букву «УЙ», я поняла только по прибытию… и ту четверку, которую придется останавливать, послали точнехонько по адресу… видать надоели начальству. А что, сказали небось: «Идите на Запад, в замок на букву «Ха»», начальство, оно ж такое, фиг чего объяснит, в конце все равно окажется, что это не задание особой сложности, а просто витиеватое ругательство.

Ну, да чему быть, того не миновать, подумала я, смотря на замок, начинающийся на букву «Ха».
- Эй! Народ!! Я по объявлению! – Негромко крикнула я. В ответ молчание. – Народ!! Эй, есть кто живой иль немертвый??? Аллё!
Орать долго не стала. Не отвечают и хрен с ними, сама пройду. Пнула двери, они же ворота. Не открылись. Подумала…
- Алахамора. – Не открываются. – Сим-сим, откройся? – Молчание. – Пфф… - Ноль реакции. – Слушай, - сказала я дверям, которые ворота. – Я стихи слагать не умею… - Не вняли. – Хм… - На дверях, если это не моя галлюцинация, появилась капелька. – Дверка, ну, понимаешь, я по объявлению… - Нет, нужен другой подход… – ОТКРОЙСЯ, МАТЬ ТВОЮ!!!!!
Ворота одобрительно заскрипели и открылись. Мда… а наши двери открываются только когда их поливают руганью не меньше минуты.
Ладно, пойду-ка я дальше. Кхем, пыльные грязные коридоры в старинных замках уже как-то вышли из моды. Только замку на букву «Ха», похоже, было все равно. Дикий крик откуда-то сбоку, затем оттуда вылетело нечто в белом халате и, издавая странные звуки, исчезло в противоположной стороне коридора. Я заглянула в дверь, откуда выскочило это существо и увидела то ли доктора, то ли ученого… слушайте, я его где-то видела… белый халат, игрушка в руках, очки и сумасшедший взгляд… хм…
- Оу, у нас гости? – Тем временем сказал доктор. Я его определенно где-то видела…
- Я по объявлению. – Пробормотала я, думая совершенно о другом. Где я его видела?
- А… сотрудничек, стало быть… ну, здравствуй, здравствуй… - что-то не нравится мне его тон. – Меня зовут… - и тут у меня в голове что-то щелкнуло.
- Мураки! Ты зачем у Тот игрушку украл, а?
Доктор от неожиданности захлопал глазами, подошел ко мне и тихонько так спросил:
- А ты откуда знаешь? Уж не из Департамента ли?
- Из Департамента. – Кивнула я. – Седьмой отдел и все такое…
- И как там моя прелесть поживает?.. – Чуть ли не по-кошачьи мурлыкнул Мураки.
- Кольцо-то? Подожди, а ты откуда про него знаешь?
- Какое кольцо? – Вылупился на меня доктор.
- Ну как какое… Всевластия!
- Да нет же! Я про Цузуки…
- Какого еще Цузуки? – Настала моя очередь смотреть на него большими глазами.
- Ну, шинигами такой… красивый… у него фиолетовые глаза…
- Фудзимия, что ль?
- Да какой Фудзимия? Говорю же – Цузуки. Цу-зу-ки. Маленький такой, японский…
- Эм… маленький, японский?.. Мотоцикл может? Хм… никогда не видела мотоцикл с фиолетовыми фарами… - Черт возьми, давно же я это анимэ не смотрела. Чего за Цузуки-то?
- Да нет же! Ты из какого Департамента?
- Ну, как из какого? Из Департамента Перемещений, который находится в дельте миров…
- А… - понурился Мураки. – тогда не знаешь, наверное… Жалко, конечно… в общем, здесь меня звать Ни Джени или просто Ний, понятно?
- А можно просто, по-товарищески, Мураки?
- Нет. – Вот ведь… ну ладно.
- И чего делать-то?
- Возрождать демонов умеешь?
- Ну, умею…
- Пойдем тогда.

Вторая глава, где рассказывается о том, как Малышка Ти демона возрождала и что из этого вышло.


Вытащил меня значит, Мураки, в смысле, Ни Джени из кабинета и куда-то повел. Пока мы вот так бродили буквой Зю, я поняла, что должна спросить что-то важное… по работе… а, точно!
- Му… в смысле, Ний, а зачем ты у Тот Крольчулю украл?
- Ну… - Мураки прижал к себе игрушку. – Сумасшедший доктор с фарфоровыми куклами – слишком видная персона…
Мда… а сумасшедшего доктора с плюшевым зайцем никто не заметит…
В общем, привели меня в большой такой зал. Я огляделась. К дальней стене неизвестный охотник прибил чучело какой-то зубастой твари. Причем это животное было просто огромно. Перед ним стояла какая-то женщина с зелеными волосами. Она обернулась и посмотрела на нас с Нием змеиным взглядом. Кончики волос она держала в каких-то причудливых мешках. Черт возьми, что это за буква «Ха» такая-то, а? Притон отрицательных героев прямо. Сначала Мураки, а теперь… да-да, несомненно, это была Горгона Медуза. А волосы для маскировки спрятала под сеточку. Интересно, а на шее шрам есть?
- Это кто? – Визгливо поинтересовалась Горгона.
- Это наша новая помощница… э… - он тихонько обратился ко мне. – Как тебя звать-то?
- Тиффани.
- Это наша новая помощница Тиффани. – Сладко улыбнулся Ний. – Будет помогать нам возрождать его Величество.
Медуза брезгливо уставилась на меня. Я для убедительности показала язык. У нее все равно осталось сомнение. Скорчила рожу. Та присмотрелась и одобрительно кивнула. Как тяжело доходит-то…
- Возрождай. – Она ткнула пальцем в чучело на стене.
- Э? – Я посмотрела на нее.
- Ага. – Кивнула она.
Похоже, это и был тот самый муж, о котором говорилось в объявлении. Я подошла поближе к стене. Слушайте… у этого продукта уже срок годности истек… кое-где моль проела, над головой вились мухи и попахивало сладковатым запахом разложения. Но попробовать-то надо… была, не была… я молча начала искать признаки сознания чудовища. Почувствовала на себе злобный взгляд, обернулась. Медуза недоверчиво смотрела на меня. Похоже, они привыкли говорить какие-то заклинания вслух.
- О, Великий, - начала я, - эм… Будда! Призови из ада, - почувствовала неприязненный взгляд. – Да-да, из ада, в раю этакий монстр попросту не поместится, так вот, о чем это я там? Ах да, я как бы призываю… из ада, да, точно, из ада, душу этого монстра, поклонника Инуяши, пригвожденного к ближайшей стене, видать, чтобы не мешался… черт, опять сбилась, но ты, Великий Будда, все равно меня понял, так что давай уже, рожай быстрее, а то запалят меня нах! – Ноль внимания. Решила обратиться к самому чучелу. – Соображай быстрее, монстер, а то на меня твоя старушка/жена/наложница смотрит как на врага народа… просыпайся, чтоб ты в метро перевернулся и лентой эскалатора запутался, ругая всех и все! Етит твою налево, а еще лучше направо или по диагонали! Нет, слушай, это, как минимум, нечестно…- Отвечать похоже не собирались. Я разозлилась и кинула в чучело тапок. – РОТА, ПОДЪЕМ!!!!!
Внезапно что-то случилось. Демон заворочал пустыми глазницами, открыл мощные челюсти и дыхнул на всех присутствующих смесью перегара и разложения. Внезапно мне стало страшно. Очень.
- Кто меня звал? – Громоподобно вопросил нашу веселую компанию демон.
- Жена. – Неуверенно пробормотала я.
- Нет-нет, никто тебя не звал… - Пискнула перепуганная женщина.
- Да? А почему тогда я проснулся? – Демон поднял лапу и почесал голову. Вниз посыпались вши, клопы и мелкие птички. Похоже, пора брать ситуацию в свои руки.
- Эм… мы хотели Вам передать… чтобы Вы… - Монстер повернул голову в мою сторону. Захотелось провалиться под землю. А, была, не была! – Чтобы Вы шли на Запад! Да-да, именно на Запад!
- Куда уж западней-то? – Я заглянула в пустые глазницы… вот ведь, призвала на свою голову…
- Кхем… - Я помню, нас с Санекой это искусство всегда спасало…. – Там находится Ваш убийца… - черт, ломанулась свиной харей в калашный ряд, даже имени убийцы не знаю…
- Натаку? – Всезнающе спросил монстр. – На Запад, говоришь? – Злобная ухмылка открыла миру гнилые зубы. Мне начало тошнить.
- Да, на Запад. – Спаси меня, Господе, Иисусе. Это ж какая дура возьмет этого монстра в мужья? Ах да, точно, эта Медуза…
Монстр покачнулся, встал, опираясь на стены. Сделал шаг. Другой. Медленно, но уверено двинулся к выходу. Я, Мураки и Горгона посеменили за ним. Гю-Мао, это я после узнала, что его так зовут, вышел из замка, огляделся и жестом Гитлера показал в сторону заката.
- И треснул мир на пополам, дымит разлом… по темным улицам летит Гю-Мао сан. Сталь хотела крови глоток, сталь хрипела: «идем на Восток!». – Демон хрипло расхохотался и пояснил. – Если долго идти на Запад, то можно дойти до Востока. Ну, бывайте, хлопцы. – Помахал нам лапищей и зашагал вразвалочку на Восток через Запад, напевая свой эквивалент русских песен.
Мы стояли в оцепенении и махали ему руками. Замечание на будущее: никогда не возрождать, поругивая свою жертву вслух, а то правда очнется…
Мне на плечо легла чья-то рука. Мураки.
- Нет, Тиффани, ты лучше на свежем воздухе побудь, поспрашивай про сутры…
Осталось только жалобно вздохнуть.

Глава третья, где рассказывается о том, как Малышка Ти сутры искала и что из этого вышло.

Портанулась я в ближайший храм, дабы далеко не идти. Сунула монахам под нос воняющие беконом чипсы и грозно так сказала:
- А ну гоните все сутры, что у вас есть, иначе высыплю эту гадость вам на пол. – И убедительно так потрясла пакетом.
Монахи кинулись врассыпную доставать свои сутры. Рядом со мной остался стоять какой-то мальчик.
- Тебя как звать? – Зыркнула я на него.
- Вопрос понят. Павлик.
- Так, Корчагин, быстренько емкость для сутр притащи какую-нибудь. Чтобы все вместились и место еще осталось…
Мальчик кивнул и ушел куда-то. Я захрустела чипсами, в ожидании монахов. Первым подошел мой Корчагин, таща за собой телегу, в которой возят снопы сена. Затем начали подтягиваться монахи. Несли с собой по несколько свитков этой дряни и благоговейно складывали их в тележку. Внезапно на меня слетело прозрение и постучало по голове на манер дятла.
- Народ, вы меня за кого держите? Я как это барахло домой потащу? Вас что ли запрягать?
На юную вымогательницу посмотрели как-то недоверчиво, и мне снова пришлось потрясти чипсами. В итоге мне запрягли лошадь.
- И карту местности, пожалуйста… - вздохнула я.
Выдали и карту. Я взяла мальчика Павлика за шкирку и исчезла с ним и поклажей в телепорте. Через несколько секунд мы стояли у какого-то храма. Сцена повторилась. И так до самого вечера. Мальчик Павлик, ничего, привык ко мне и не орал матом, странно пряча руку в карман, когда я чуточку промахивалась и мы вместе с тележкой и кобылой падали на землю, предварительно зависнув над ней на пару сантиметров. Вечером вернулись в замок на букву «Ха», я уже привычно послала ворота к Гю-Мао’вской бабушке, и отдали это барахло Мураки. Тот почесал репу и в свою очередь поделился находкой с доктором Ван, эта та тетка, что выбежала из кабинета, где я впервые увидела Мураки. Женщина тоже не стала долго думать и отдала эту кучу горюющей императрице, до которой дошло, что вчера мы возродили ее мужа, выполнили и даже перевыполнили годовой план, а она так и не стала всемогущей… в общем, истерила она, истерила… со своей истерики эта дура (я целый день на ее сутры потратила!!!) спалила кучу ненужной бумаги Мураковской зажигалкой, даже не взглянув.
Я села на порог замка, задумчиво дожевывая чипсы. Дернул ведь черт меня придти к нему на кулички… и что теперь? Встретила Мураки, раз. Возродила монстра, который пошел на Восток, два. Потырила все сутры из близлежащих храмов, угрожая пачкой чипсов, три. Похитила буддийского мальчика Павлика, четыре. Истрепала себе нервы, пять. Что дальше по плану? Взглянула на листок объявления. Теперь похоже буду охотиться на четверку, идущую на Запад. Что они все куда-то идут, а? Карма у них такая, что ли?
- Хочу застрелиться. – Буркнула я.
- Держи. – Тут же подоспел Павлик с пистолетом в руке. Слушайте… я его где-то видела…
- Павлик… а как у тебя фамилия-то?..
- Вопрос понят. Морозов. – У парня армейская выправка… где я его видела?.. Точно! Это же «тупой придурок с пистолетом»! И шрам вон на щеке, как же я раньше-то не заметила? Я быстренько вытащила откуда-то бумажный веер.
- Вот ты и попался, Сагара Соске!!!! – И со всей силой этим веером по голове. «Павлик Морозов» стек на ступеньки. Осталось только отдать его Японским войскам. Вряд ли, конечно, в Древнем Китае есть Японские Войска, особенно учитывая, что Японии войска иметь не положено…
Куда бы мне его деть? Может спросить у какого-нибудь всезнайки? Опять заклинать?
- О май гад! Таскете муа, твою бабушку! – Что-то появилось. Я его не видела, но оно было где-то рядом.
- Учиться, учиться и еще раз учиться! – Гаркнул призрак.
- Мир, май, дружба. – Кивнула я в пустоту. – Вы собственно кто?
- Владимир Ильич Ленин. - Так… сначала Морозов, теперь динозавр коммунизма… везучая, ничего не скажешь…
- Алло, Владимир Ильич, а дома больше никого нету?
- Иоська вот есть… - Это он на кого намекает?
- А Мэрелин Монро у вас там нет?
- Нет, а чего ты хочешь-то?
- Ларису Ивановну. – Буркнула я. – Положите трубку немедленно! Коммунизм - ши нэ и далее по тексту. – Ленин еще несколько секунд потоптался недалеко от меня, а потом исчез… похоже, нужна другая молитва. Тем более Сагара уже начал приходить в сознание… неожиданно дернулся, задев меня своей не шибко теплой лапой так, что я вскрикнула. – Японский бог! – Мне тут же отозвались.
- Я Вас слушаю. – Деловито так… я ж прифигела маленько…
- Ты хто? Уж не Будда ль в пальто?
- Он самый… - Божок материализовался рядом со мной. Маленький, пухленький, глазки косые… то ли купидончик, то ли Фандоринский Маса.
- Вот. – Я пнула тушку «Морозова». – В армию какую-нибудь сдайте, не знаю уж.
- Этого? – Божок удивленно посмотрел на поджигателя школ. – Ну ладно. – Хлоп, они с Сагарой исчезли, как будто и не было.
- Ну что, Ти, - зато появился Мураки. – Гю-Мао мы удачно возродили, сутры ее величеству не нужны, только четверка, бредущая на Запад осталась. Ты им скажи, чтоб на Восток поворачивали, Гю-Мао здесь нет.
И что мне оставалось делать?

Глава четвертая, где рассказывается о том, как Малышка Ти боролась с Саюками и что из этого вышло.

В общем, я уселась в стратегически важный пункт – на дерево и стала думать. Судя по всему ребята эти очень сильные, абы кто так далеко не продвинется. И еще, я прекрасно понимала, что сама не смогу их победить, но помотать нервы вполне. А вот и они. Едут на зеленом джипе. Красавцы… на таких только яойные фики писать. Если я не ошибаюсь, а ошибаюсь я редко, то за рулем сидит Хаккай… ммм… фанатею… так, не отвлекаться! Рядом с ним Санзо с перекошенным лицом… тоже милый мальчик… а сзади кто? Ага, вон тот красноволосый – Годжо, значит, рядом – вечно голодный Гоку. Если бы на моем месте был бы самоуверенный павлин, он бы усмехнулся и начал бы против них войну. Я же сделаю по-другому. Я просто открыла Врата Хаоса и в этот бренный мир выпали четверо вайссов. Хаккай виртуозно затормозил и парни уставились друг на друга. Вайссы, испуганно косясь на страшных монстров, толчками и пинками подняли на ноги Рана и толкнули его в сторону неприятеля. Тот сдвинул брови и грозно взглянул на всю четверку разом:
- Ши нэ. – Чуточку неуверенно, но все же твердо сказал он.
- Коросу бу. – Кивнул Санзо. Контакт был налажен.
Что ж, на некоторое время Саюки отвлекутся и возможно не так злобно воспримут новость о том, что им придется повернуть на Восток… а все из-за меня…
А пока я тут кляла себя во всех преступлениях, мальчики устроились на ближайшем конопляном поле на пикник. Мирно так беседовали, что аж противно стало. Как будто здесь не четверо профессиональных убийц и еще четверо злобных миссионеров… тьфу… мне стало скучно. Сейчас должно произойти что-то интересное… по канону положено.
И действительно, аккурат через полчаса от сидения в конопле кое-кого начало глючить. Появился призрак. Да не просто призрак – призрак Канан… девушка, видать, решила проведать своего брата и неудавшегося жениха… достала бутафорский ножик, поднесла к груди и нараспев произнесла:
- Гоно… уже слишком поздно, Гоно… - Хаккай испуганно воззарился на девушку и хотел уже по сценарию сказать «Канан, пошли домой…», но тут вмешался Годжо.
- Моё! – Он собственнически схватил Хаккая и прижал к себе. – Иди отсюда, трупяк! Тебя давно по земле развеяло!!! А Хаккай мой. Поздно пить боржоми, когда почки отвалились!!
У девушки от такой наглости почки чуть действительно не отвалились…
- Сакура! – Это Оми так среагировал на слово «почки»… но не он один видел этот призрак…
- Аска! – Завопил Едзи, кидаясь на девушку. – Аска! Это ты!! Да, это ты! Как ты похорошела!! - Девушка от такого приема совсем уж опупела и, забыв образ великой мученицы, завопила.
- Прочь от меня! Чудовище! Уйди! Уйди! – Она побежала, забыв, что может исчезнуть, по полю…
- Аска! Постой, Аска, куда же ты? – Он побежал за девушкой. - Аска, вернись! Это же я – Едзи!!!
- А! Помогите! Насилуют! – Надрывался призрак.
- ЗАТКНИТЕСЬ! – Завопил Санзо и поочередно выстрелил сначала в призрака, потом в Едзи. Канан растаяла, а вот Едзи упал в заросли конопли. Искать его не стали, но потом в наш седьмой отдел стали приходить письма с просьбой избавиться от конопляного чудовища, крадущего тружениц и искурившего большинство полей у Запада. Говорили, что он посвистывал дырочкой в правом боку…
Решив, что фанаты вайссов меня забьют, причем жестоко, я безо всяких объяснений отправила мальчиков назад. В меня тут же выстрелили. Лишь многолетние тренировки позволили увернуться от санзовой пули… вернее не увернуться, а свеситься вниз головой, держась ногами за ветку.
- Аккуратней надо!
- Ты кто?
- Я? Я - Будда в пальто! – Буркнула я, вспоминая недавнего божка.
- Что? Хомура, это ты? – Захлопал глазами Гоку. – Хомура, давай сразимся!
Нет, я, конечно, не слабая девушка, сражаться могу, но с этим монстром…
- Я не Хомура. – Обиженно сказала я. – Я пришла к вам с Запада, чтобы объявить о своей Великой Воле!
- Ась? – Все четверо одновременно…
- Теперь, вы, дорогие мои, идете на Восток.
- ЧАВО? – Похоже, кого-то будут бить. И, возможно, даже ногами… и этим кем-то буду я…
- Спасибо за внимание, мне п-п-п-п-пора……………
Я сразу же смоталась. Все, хватит с меня… больше никакого Запада, тем более вдогонку мне послали всю обойму…
Спасибочки, но я лучше домой вернусь и буду доставать Меллину, пинать Мелфиса и восхищаться Сейкой…

Эпилог, в котором рассказывается о том, как Малышка Ти больше не ходила на Запад и что из этого вышло.

Итак, больше никакого Запада… я сидела за своим столом и читала объявления и письма, чтобы отклонить их… и все бы шло нормально, если бы среди этих писем не оказалась интересная записка:
Хочешь увидеть меня в своей мечте?..

Да это ж Пегас! Я кинула записку в мир СМ, в дом, где живет прожорливая Банни, на чердак к Чибиусе…
А потом заглянула в мир Фушиги и отправила Миаку избавляться от Линочки Инверс…
- Тиффани! – Меллина? – Опять чем попало занимаешься???
- Да ну тебя. – Вздохнула я и кинула ее в мир Фушиги, заменять Миаку.
Скучающим взглядом обвела свой рабочий стол и среди записок увидела только одну, достойную моего внимания:
Привет, Тиффани!Мы тут со станцией переместились на Восток, Гю-Мао воюет с местными кицунами, наша старая кошелка сходит с ума, а Саюков отправили на Восток… похоже, они очень злы на нас. Ну, а так здесь очень весело. Ты приезжай, сама увидишь… глядишь, еще чего-нибудь учудишь и отправим Саюков на север…)))))Ний.

Думала я недолго. Когда меня еще пригласят в чужой мир проказить?.. Вперед, я иду на замок на букву «Ха»!


@темы: WK, ориджинал, Saiyuki, кроссоверы

15:27 

Злобный фанфикер
Еще ожин саючий фик...

Автор: хы-хы-хы, конечно же, Хеля)))))
Бета: Шу, ошибок вроде нет, но ты все равно проверь ^^
Название: Ее зовут Маша, она любит Сашу, а он любит Дашу… (на данном этапе песни память на слова закончилась ^^””””””)
Фендом: Gensou Maden Saiyuki
Пейринг: кхем… кхем-кхем… *невинно шаркает ножкой* их много и самых необычных… не буду портить сюрприз ^^
Рейтинг: NC-21 (хы-хы-хы), ладно, шучу, чего пугаемся? Как обычно PG.
Жанр: проходили когда-нибудь по литературе «венок сонетов»? Вот примерно то же самое…
Предупреждение: у… здесь содержатся мысли 8 человек, простите… одного человека, одного недодемона и шести демонов… из них: 4 яойщика, 4 злостных натурала (искоренять! Искоренять!!), 2 педофила и 1 братофил, не помню как правильно называется)))))) а если еще считать Гоку мартышкой, то еще имеется один зоофил.))))
Раздача пряников: Пряник выдан пока что один: ночному дождю, вдохновившему меня на этот ужасный поступок…
Отказ от прав: даже название взято из чужой песни… *всхлипывает* ничего-то мне не принадлежииииииииит…
Прикол: найти одно размышление, не смахивающее на другие. Мне просто интересно заметят или нет…


Сегодня снова дождь…
Ты ворочаешься на кровати во власти своих кошмаров. Если я подойду и потрясу тебя за плечо, чтобы ты так не мучался, ты встрепенешься и, сонно моргая, попросишь прощение, что разбудил меня… Прописанная история. Знаешь, больно смотреть на тебя, когда ты так мучаешься. Винишь себя во всем, поэтому кошмары и не уходят. И не в дожде дело… Когда я вот так смотрю на тебя, на меня находят странные чувства. Помнишь те три года, когда мы жили вместе? Ничего «такого» не было, хотя слухи по нашему городку ходили. Мы? А что мы? Мы жили почти семьей, правда?
Когда я смотрю на твою спокойную улыбку, мне становится тепло. Такие уж у нее целительные свойства. Ты улыбаешься всегда так тепло и открыто, что заражаешь меня этим теплом и спокойствием. Твое прошлое уже позади, почему ты мучаешься им сейчас? Неужели настолько все страшно? Нет… я знаю… ты просто боишься отпустить его.
Знаешь, мне было очень больно, когда он сказал, что ты мертв. Пусть мы прожили тогда вместе около месяца, я почти не знал тебя, но уже тогда чувствовал себя спокойным рядом с тобой. Сам забывал свои кошмары. Как я был рад, когда понял, что ты жив.
Я почти всегда так смотрю на тебя: скрытно, пока есть возможность тихонько полюбоваться тобой. Я не притронусь к тебе, пока мы не завершим путешествие… а потом… потом ты ведь пойдешь со мной? Когда-то ты сказал, что остаешься жить у меня, потому что я почти ничего не умею делать по дому. Знаешь, ради тебя я так и не научился. Ты ведь не бросишь старого товарища в свинарнике?
А что до чувств… я думаю, что еще успею сказать, что
Я люблю тебя, Хаккай.

Сегодня снова дождь…
Я боюсь уснуть, боюсь увидеть тебя. Глупая… зачем ты так поступила? Но да не мне судить твои поступки. Знаешь, недавно я встретил девушку, напомнившую мне тебя. Она точно также стояла с ножом у горла и говорила, что умрет ради своего господина. Только он успел спасти ее. А я тебя – нет. Порой мне не дает покоя эта девушка… может быть, она твоя реинкорнация? Мне часто кажется, что так и есть. Когда смотрю на ее движения и слушаю ее речь. Я всегда стою в легком оцепенении, когда она появляется и нежно смотрит на меня, приглашая на дуэль. Дуэль ли? Мы просто бежим по окрестностям, обмениваясь редкими ударами. Что? Да, забыл сказать, что мы еще с ней и враги.
Она напоминает мне тебя, я уже говорил. Чем? Наверное, своей нежной улыбкой, а еще безграничной верой в своего любимого. Нет, не в меня, к сожалению. Или к счастью? Знаешь, я понял чем еще вы похожи. Она также наивна, как и ты когда-то. Она ведь еще ребенок, совсем как ты. Внешне? Нет, внешне вы различны, я говорю про сходство душ. Может и чепуха, не возражаю.
Чего я так прицепился к ней? Честно, не знаю. Может быть она живое напоминание о тебе? Все может быть. Мне нравится просто смотреть на нее, когда она появляется со своим господином и остальными слугами. Она кажется на их фоне такой хрупкой. Но смелой. Стоит, всегда высоко подняв голову. Одновременно комично и как-то… трагично?
Знаешь, она особенная. И даже не потому, что в ней несомненно есть частичка тебя, а потому что она сильнее тебя. Намного. Думаю, я могу сказать ей:
Я люблю тебя, Яонэ.

Сегодня снова дождь…
Вы даже не замечаете перемен погоды. Я украдкой смотрю на Вас из-за колоны. Вы как всегда рядом со своей матерью. Она наверняка была доброй? Такой же как и Вы. Раньше я просто была благодарна своему спасению, теперь… теперь я даже не знаю. Вы такой сильный… и угрюмый. Вы редко улыбаетесь, но каждая Ваша улыбка для меня праздник. Я всеми способами стараюсь доказать Вам, как я Вам предана. Пусть даже просто присматривая за Вашей сестренкой или делая небольшие бомбочки, чтобы Вы смогли скрыться в клубах дыма…
Как Вы прекрасны… Наверное, странно слышать такое слово по отношению к Вам? Простите, Вы его не услышите… Но… я так люблю смотреть на Вас издалека. Люблю слушать Ваш голос, внимать ему с покорностью. Я смешна? Так давайте посмеемся вместе.
Вы редко смеетесь. Даже реже, чем улыбаетесь. Но и Ваш смех я тоже люблю. Он своеобразен, но… пусть кто-нибудь скажет, что он не чудесен и я лично разберусь с ним. Все ради Вас… я отдам все. И себя в то числе.
Однажды Вы поймете меня. Я так на это надеюсь. Думаю, у меня никогда не хватит смелости сказать Вам все то, что я сейчас думаю.
Вы с такой надеждой смотрите на свою мать… как будто говорите ей: «Не волнуйся, я со всем справлюсь». Я помогу Вам, я хочу помочь Вам, пусть даже помощь моя покажется ничтожной… я все сделаю ради Вас. И не спрашивайте почему. Я и сама не знаю, как это сказать… может быть… может быть простыми людскими словами? Что ж, попробую.
Я люблю Вас, Когайджи-сама.

Сегодня снова дождь…
Собственно, почему снова? Дождь всегда в моей душе. Я смотрю на тебя и думаю о том, как хочу снова увидеть тебя живой. Ты же знаешь, я добьюсь этого. Ты снова оживешь, я буду защищать тебя ото всех. Ты прекрасна.
Знаешь, я был слеп. Он открыл мне глаза. Я так позорно проиграл ему, но это было необходимо. Почему? Потому что я понял, что сражаясь с ним, я должен быть уверен в своих силах, я должен быть спокоен за себя. Но раз за разом я проигрываю ему. Он пытается мне помочь, я чувствую это. Может я недостаточно умен, чтобы понять его сигналы? Как бы то ни было, но порой я ищу с ним драки, чтобы стать сильнее духовно. Он так непоколебимо уверен в себе, что я порой раздражаюсь.
В нем нет ничего такого. Простой мальчишка, любящий поесть да подраться. А может быть это и есть его особенность? Он так носится за своим монашком, что я даже не знаю, противно мне или смешно. Да, он еще и смешон.
Я разрываюсь в своих чувствах и не понимаю… то ли он нравится мне, то ли я ненавижу его лютой ненавистью. Пожалуйста, помоги мне разобраться в этом… нет, не надо, я сам.
Я хочу доказать ему, что я сильнее, но его дух… он сильнее меня, даже можно сказать, что он порабощает меня. Я одновременно боюсь и жду этого.
Он странный. Даже очень. Я не понимаю, как я могу думать о нем, стоя перед тобой… как будто… как будто я оскверняю место рядом с тобой… скажи, ты не сердишься?
Я должен разобраться в своих чувствах к этому существу. Он где-то на грани любви и ненависти. Но ведь так не бывает. Знаешь, мне кажется, что я могу сказать:
Я люблю тебя, Гоку.

Сегодня снова дождь…
Я не люблю дождь. Потому что его не любишь ты.
Сколько сигарет ты сегодня выкурил в надежде на то, что мы не заметим твоего смятения? Не знаю как остальные, но я-то вижу. Я не первый год тебя знаю. В дождь ты всегда боишься лечь спать, а если все-таки сон сморит тебя, то ты мучаешься, пытаясь ускользнуть от кошмаров. Что же повергает тебя в такой ужас? Наверное, мне знать об этом не положено. Я не буду спрашивать, потому что и так знаю, что ты отлупасишь меня веером и назовешь тупой обезьяной… мне так обидно когда ты делаешь это… порой хочется назло покапать тебе на нервы моим «Я голоден…». А может быть я просто снова хочу услышать твой голос? Ты ведь редко говоришь. Это привычно, но мне больше нравится слушать твой хрипловатый голос, пусть даже это будет короткое слово «заткнись».
Интересно, что бы подумали все, услышав от меня такие мысли? Наверное, что я спятил. Конечно, ведь все на что я способен, так это поесть и подраться. Ведь так все думают? Нет, есть еще кое-что…моя безграничная преданность к тебе.
Я не помню, что было до моего заточения, но я мучался пока не пришел ты. Ты мой свет… ты мое солнце… ты очень похож на солнце. Белые одежды и светлые волосы. Жаль, что такой красавец как ты имеет такой характер. Хотя нет, не жаль. Наверное, я не был бы так предан тебе, если бы ты мило улыбался и был этакой лапочкой.
Знаешь, я никогда не задумывался как я отношусь к тебе. Я готов на все. Я уничтожу всех, кто посмеет коснуться тебя. Но сначала перекушу, а то ты заподозришь неладное. Ведь
Я люблю тебя, Санзо.

Сегодня снова дождь…
Прям как тогда. Прости, я не уберег тебя. Мой учитель, мой отец… порой я задумываюсь, правильно ли я поступаю. Но это такой короткий момент слабости, что я даже не всегда обращаю на него внимания.
Нет, не думать. Не вспоминать. Сегодня идет дождь, а значит я не усну. Твой ученик все еще слаб. Или может быть просто боится отсеять прошлое?
Недавно я встретил ребенка, раздражающего меня. Да, меня все раздражают. Но она особенно. Я никогда не видел такой наглости. Только эта девчонка посмела усесться мне на плечи безнаказанно. И только она может называть меня «голубоглазой лапочкой». Обычно за такое получают пулю в лоб. А в тот день я просто вручил ей мясной пирожок, чтоб она замолчала. Она напоминает мне другого ребенка, но он уже потерял свою детскость и непосредственность.
Порой эта девчонка охотится на меня. У нее даже больше привилегий, чем у тупой обезьяны. Очень часто заслышав ее визги издалека, я начинаю заряжать пистолет. Но когда вижу эту рыжую лису, то максимум что могу так это наорать на нее.
Иногда я начинаю догадываться, почему так отношусь к ней. Может быть она то существо, каким мог бы быть я? Чушь, чушь, еще раз такое скажу и пристрелю сам себя.
Почему эта дурочка занимает мои мысли? Почему ты смеешься? Что? Да, я знаю, что я идиот. Только мне от этого не легче.
Но, черт возьми, я снова возвращаюсь к этой девочке. Встретив Будду, убей его. Встретив призрака прошлого, убей его. Я так и сделаю. А пока, в каком-то смысле
Я люблю тебя, Лилин.

Сегодня снова дождь…
И я не могу пойти гулять на улицу. Бесит. Здесь делать нечего
Кого я вижу! Мой милый старший братишка и ты… я уже привыкла, что вы все намного больше меня, но мне так нравится тыкать пальчиком в твои мускулы. Они такие мягкие и упругие. Знаешь, однажды я на тебе прокачусь по всему замку. Вот шуму-то будет! Наверняка, все лопнут от зависти.
Ты очень часто приносишь мне подарки или что-нибудь вкусненького, это еще один твой плюс.
А еще ты заботишься о моем братике, без тебя он бы, наверное, сгнил. Ты такой огромный, что спокойно закрыл бы всех нас от этого голубоглазого и его друзей.
Я тут наткнулась на мысль: я никого и никогда не ненавидела. Но вы с братишкой особенные. Вас всех я обожаю даже больше чем моего голубоглазого лапочку. Но тебя с некоторых пор особенно… мр…
Просто таю, когда ты приносишь мне какую-нибудь вкуснятинку или подарочек… А ты всегда что-нибудь приносишь…
Но я тебе как младшая сестренка, правда? Что ж, пока ты такой добрый и щедрый – я с тобой не разлей вода. Хотя так уж и быть, я не перестану обожать тебя, когда ты не найдешь мне подарка… ведь все-таки, ты помогаешь моему брату.
Почему я так смотрю на тебя? Ну… тебе не понять. Ты все-таки не такой как я, а жаль. Мы бы прекрасно смотрелись вместе, правда? Ой, пирожок… я тебя обожаю… спасибо!!!
Знаешь, в этом смысле
Я люблю тебя, Докугакуджи.

Сегодня снова дождь…
Я уже и не помню, был ли тогда дождь. А ты помнишь? Прости, никогда не думал, что стану твоим убийцей… но тогда я боялся за него. Мальчик ведь был не виноват, правда? Он не виновен, что родился от другой женщины, он не виновен, что отец полюбил ее.
Я всегда заботился о нем. Перевязывал его ушибленные коленки, пытался предохранить от падений, всячески защищал от дразнивших его детей.
Знаешь, недавно мы встретились. Он стал уже совсем взрослым. Взрослым и сильным. А на щеке шрамы от твоих когтей. Он отрастил длинные волосы. Наверняка, чтобы скрыть все свои шрамы. Но я не виню и тебя. Скажи, он никогда не был тебе родным сыном? А мне был… маленький глупый братишка.
Несколько дней назад мы застряли с ним в одной пещере. Глупышка помечал путь с помощью монеток. Я оставил одну на память.
Он все такой же… вечный игрок и ловелас. Хотя я-то вижу, как он поглядывает на этого зеленоглазого демона. Тот, конечно, красив, умен, но боязно мне, за братишку-то.
Знаешь, в тот раз… в пещере… мы как будто поменялись ролями. Он не ненавидит меня, хоть мы и по разные стороны баррикад.
Он стал сильнее, чем был. Намного. Он может сдерживать меня очень долго. Мой маленький братишка…
Он совсем перестал быть хрупким, но так и не стал горой мышц. Такой какой нужно. Представляешь, если бы ты тогда убила его? Он бы тебе понравился сейчас. Он считал тебя матерью. Когда мы встречаемся в бою, я хочу не смеяться над ним, а тихо сказать:
Я люблю тебя, Годжо.

@темы: Saiyuki

14:30 

Злобный фанфикер
Автор: судя по всему злобный и изворотливый… а так - Хеля.
Бета: не думаю, что найдется человек, согласный проверять мои корявые ляпы не только на грамматику и пунктуацию, но еще и на смысл… хотя… Шульдих, ты же вроде проверяешь? ^^”””
Название: пока нет, ибо с названиями как обычно туго… но пока лидирует: «Коварные домыслы мелкой яойщицы без стажа», хотя длинновато – знаю…
Фендом: Gensou Maden Saiyuki.
Пейринг: Кенрен/Тенпо (на бекграунде нечто смахивающее на Кенрен/Канан, Тенпо/Годжун, а также Конзен/Гоку и Гоку/Натаку, но если встретите, то все ваши злые домыслы!!!)
Рейтинг: PG. (но это пока что, если у меня хватит сил и сдастся совесть, то будет постельная сцена, а не невинные поцелуи).
Предупреждение: эм… у… *сделала страшную рожу* их много. Во-первых, третья и четвертая часть – сплошной спойлер к 40, 41 и 45 сериям… да что там, весь фанфик пронизан злобными сполейрами, причем порой необоснованными. Во-вторых, это так называемый дедфик… да-да, захотелось шекспировского конца девочке… В-третьих… в-третьих фанфик вовсе не смешной, он наоборот тягучий и слишком липкий… бывали у меня фики и получше. В-четвертых, порой персонажи выглядят несколько не канонными… просто очень часто я рисовала с реальных людей… ну, Шу, ты меня понял, нэ? ;) В-пятых, я так и не запомнила как зовут отца Натаку, поэтому так и называю его – отец Натаку.)))))) В-шестых, часто преобладает народный склад речи, как в старых сказках.
Раздача подзатыльников… прошу прощения, пряников:
Во-первых, создателям замечательного сериала Саюки, по которому и пишется фанфик.
Во-вторых, моему любимому папе – бессменному консультанту по военным чинам и описанием, порой болезненным, ударов.
В-третьих, моему не менее любимому мужу просто за поддержку настроения и стремления дописать эту гадость, а также за исправление некоторых шероховатостей.
В-четвертых, ноутбуку, терпевшему все мои неоднократные пересматривания одних и тех же серий плюс постоянное долбление по клавишам…
Отказ от прав: не мое, не мое, меня подставили!!! У меня права только на собственную бредовость и вакантное место в Небесной Психушке!!!

Все, намек понят, заколебала вас, читайте уже, вашу бабушку!!

I. Встреча
Кенрен проснулся, ощущая непривычный холод… неужели уже ушел?.. Генерал открыл глаза и повернул голову направо. Нет, Тенпо лежал рядом, уткнувшись в очередную книжку. Кенрен обозлено фыркнул и всеми конечностями уцепился за Маршала, лишь бы оторвать того от чтения.
- Ты променял меня на какую-то книгу! – Обиженно пробурчал Кенрен.
- Ты спал. – Как всегда мягко улыбнулся Тенпо.
- Бу… - Кенрен почти полностью залез на маршала. – Теперь я проснулся… так что отбрось эту скучную книгу и займись мной! – Он ловко выхватил томик из рук любовника и отбросил его куда подальше. Книжка шлепнулась об пол, а Кенрен злорадно похихикал про себя – главный соперник был в нокауте…


Когда это все начиналось? Давно… Кенрен шел в город богов. Мальчишка тогда еще, но уже нахальный и веселый… он просто сбежал из отцовского дома, наслушавшись рассказов отставных солдат о Небесной Армии. Захватил с собой старый отцовский плащ, горсть золотых монет, что копил на тот красивый меч с витрины оружейной лавочки, старенький ножик, вдруг кто нападет, еды на три дня, посчитал что этого ему хватит и пошел во дворец, даже не ведая, где находится столица, просто идя в сторону откуда обычно приезжали гонцы. И вот прошла уже неделя, Кенрен не встретил ни одного поселения по дороге, а еда к тому времени закончилась. В голове гуляли противные мысли о том, что лучше бы вернуться домой, но упорство взяло свое и заставляло идти его дальше. Есть хотелось неимоверно, ноги ныли от усталости… вот, еще чуть-чуть… - размышлял парень. – Совсем немного и я увижу деревню. Ведь так бывает в рассказах солдат…
Тогда он еще не знал, что в рассказах много домысла, да мало правды… но все-таки к вечеру он действительно увидел впереди огни и, собрав последние силы, побежал на них. И правда, деревня. Снова увидев поселение и людей, Кенрен просто осел на землю, не веря своему счастью. Люди… только не видевшему долгое время движение людей и огоньки маленьких окон можно понять это ощущение…
- Эй, мальчик, тебе что, плохо? – Кенрен поднял глаза и увидел перед собой девушку. Простое деревенское платье, иссиня-черные волосы, повязанные косынкой, большая корзина в руке. Торговка, подумал парень, а в следующую секунду понял, что перед ним не кто-то, а девушка… да… Кенрен был неравнодушен к женскому полу. Даже таким мальчишкой, каким он тогда был, ему нравилось смотреть на эту красоту, ему нравилось ощущать ее, нравилось дотрагиваться до нее… - Эй! – Девушка наклонилась к нему, выражение ее лица было несколько пренебрежительным, но все же обеспокоенным. – Ты глухонемой, что ли??
- Нет, - подал голос Кенрен. Потом обворожительно улыбнулся. – Есть ли здесь где-нибудь гостиница?
- Ну, есть. – Как ни странно она тоже попалась на красивую улыбку Кенрена. – У моего отца есть небольшая гостиница и кабачок при ней. Проводить?
- Конечно! – Кенрен тут же вскочил. – В компании такой обворожительной девушки хоть на край света.
Девушка радостно зарделась, как-то смешалась и неуверенно улыбнулась:
- Меня зовут Канан.
- Кенрен. – Ответил он, продолжая улыбаться.
- Эм… - девушка окончательно стушевалась. – Пойдем, что ли? – И, пытаясь скрыть нарастающее смущение пошла в сторону гостиницы.
Девушка на ночь обеспечена, ухмыльнулся про себя Кенрен.
Гостиница и впрямь была небольшая, а на первом этаже кабачок, где уже вовсю пьянствовали уставшие работники. За большим столом играли в карты, перед одним из игроков высилась большая стопка золотых монет. Пиво разносили мужчины - рослые деревенщины с угрюмыми лицами. Все-таки это был не бордель и отдавать миленьких официанток на растерзание пьяным мужикам хозяин не собирался. А с деревенщинами удобнее – заодно и вышибалы. Проказить начал? Изволь выйти из кабака сам, не то выкинем, как хозяюшки поутру воду за окно выливают. Из угла уже начали горланить песни, но еще тихо, поэтому с предупреждением к поющим не подходили. Послышался стук с игорного стола – какой-то парень бился головой об стол, а везунчик загребал выигранные монеты. А я тебя все равно обыграю, усмехнулся Кенрен, подходя к стойке.
- Отец! – Канан его все-таки опередила. – Этому молодому человеку нужен одноместный номер. Дай ключи, я сама там уберусь! – Ишь, как жертвует собой ради молодого человека… Сам мужчина тоже был обычного деревенского складу: крепкий, плечистый, на вид суровый, но похоже подкаблучник дочери. Он безропотно отдал дочурке ключи и посмотрел на Кенрена.
- Ужинать будете?
- Да, конечно! – Голод с новой силой забегал по желудку, протирая там черную дыру. – Что-нибудь такое… простое, но сытное. – Определился он.
- Садитесь за любой стол, еду Вам принесут. – Кивнул мужчина.
Кенрен снова оглядел зал. Приметил небольшой стол у стены, с которого можно было незаметно наблюдать за обстановкой в кабаке. Подошел, сел. Гостиница почти такая же как в его родном городке. Точно также пьют, играют… кстати, играют. Взгляд снова переместился к игорному столу. Горстка монет у выигрывающего все росла и росла, рядом лежали красивые карманные часы, острый кинжал и женский платок. Ничего, хороший улов, подумал Кенрен. Только я все это у него отыграю. Поем и отыграю. Он присмотрелся к лицу игрока и понял, что этот субъект ему не нравится. Наморщенный лоб, этакие крылатые брови, взгляд цепкий и неприятный, кривящийся нос при очередной раздаче карт, бескровные губы, сложившиеся в опасную гримасу… все лицо было враждебно и неприятно. Крысеныш, мысленно дал ему кличку Кенрен. Потом решил, что длинновато и ограничился «Крысой». Тем временем к нему подошел один из официантов-вышибал с тарелками в руках. Деревенский борщ и жареная картошка… Голод противно захихикал, но Кенрен остался спокоен, даже когда обе тарелки стояли перед ним и оставалось только схватится за ложку с вилкой и начать трапезу.
- И пиво, пожалуйста. – Попросил он. Солдаты часто давали ему допивать свое пиво, сидя в городской таверне, поэтому Кенрен не боялся захмелеть с одной кружки, а больше ему было и не надо.
Мужчина ушел. Кенрен выждал каких-то две минуты и жадно набросился на еду. Откуда-то сбоку послышался смех. К его столу подошла Канан, пытаясь скрыть улыбку и поставила перед ним ключик с брелком в виде бочонка.
- У тебя 11 номер, это на втором этаже.
- Посидишь со мной? – Перевел разговор Кенрен. Девушка села на соседний стул. – Расскажи что-нибудь про вашу деревню. – Попросил он.
- Деревня как деревня. Руду тут добываем, тем и живем. Демоны нас не трогают, тут мужчины видишь какие крепкие – всем им хребты попереломают. Иногда мимо проходят отряды Небесной Армии…
- Стоп! А Божественный город далеко отсюда?
- В трех днях пути, - отозвалась Канан. – Город просто огромный, потеряться легко. По-моему там все есть и скоро там начнется праздник в честь Бога. Я пойду посмотреть. – Похвасталась она. – Может быть даже откроют Сады!
- А что за сады?
- Божественные Сады. – Девушка удивленно посмотрела на него. – Неужели не знаешь? – Это Сады самих небожителей! Говорят они чудесны, но открывают их только раз в сто лет…
- Тогда давай пойдем туда завтра вместе? – Улыбнулся Кенрен. – Как раз успеем на праздник. – Девушка кивнула. – А теперь о проблемах насущных: когда же мне принесут пиво? – Он весело рассмеялся. – Как ты думаешь, смогу ли я обыграть в карты того неприятного парня? – Он кивнул в сторону игорного стола.
- Вряд ли. – Покачала головой Канан. – Этот человек очень опасен, если его обыграть. Он может просто устроить здесь драку. Я не знаю, то ли ему Фортуна улыбается, то ли мухлюет, но за последний месяц у него накопилось полдеревни должников. Был бы здесь мой брат, он бы отыграл все деньги да и вернул бы их жителям! – Горячо воскликнула девушка.
- А где твой брат? – Спросил Кенрен для поддержания разговора, мысленно же он составлял план как общипает Крыса...
- Он ушел из дома около года назад и до сих пор не вернулся… ему всегда в таких играх везло, лучшим был. И жутко добрым. Играл ради веселья – обыграет всех, да деньги снова отдаст. Ох, отец его ругал, такую прибыль можно было получить… Но все больше Тенпо читать любил. Если долго нет его, значит в книжной лавке или в библиотеке был… где он у меня теперь? Жив еще? Он таким рассеянным был…
- Как же так получается: рассеянный, а лучший игрок на всю деревню? Разве такое бывает?
- Бывает, - отмахнулась Канан. – Чудной маленько был он. То свитер задом наперед оденет, то идет по улице книгу свою читает, а один раз, - она рассмеялась. – Один раз заметила как он хлебные крошки туда-сюда двигал и что-то нашептывал. Ну не смешно ли?
- Да, и правда… - Кенрен улыбнулся. – А спорим, что я обыграю этого мужчину?
- Ну, попробуй. – Канан несколько обиделась, что с ее брата переключились на какого-то игрока. – Только аккуратно.
- Я всегда чертовски аккуратен. – Рассмеялся Кенрен и, дожевав последнюю картофелину, встал и направился к игорному столу. – Народ, - Игроки обернулись. – Примите в свою компанию?
- Деньги-то у тебя есть? – Подозрительно спросил Крыс.
- А то, - нагло ухмыльнулся Кенрен, садясь прямо напротив соперника. – Сыграем в дурачка? – Он вытащил десять золотых из кармана и положил на стол. – Быстро и просто.
- Ну, давай. – Мужчина выдвинул вперед стопку из десяти монет. – Только в покер. – Он подался вперед, с более близкого расстояния лицо казалось еще отвратительней. – Будет интереснее.
- Чудесно. – Легко согласился Кенрен. Действительно, разницы ему не было никакой, солдаты научили его и играть. Наверное, Кенрен был единственным мальчишкой с трепетом перенимавший все знания отставных генералов и офицеров.
Раздали карты. Разорившиеся на покере игроки без интереса следили за игрой. Они не верили, что какой-то подзаборный мальчишка неизвестно откуда сможет выиграть.
- Открываем? – нахально улыбнулся Кенрен.
- Открываем. – Кивнул Крыс. – Королевский Флеш. – Сказал он довольно. Остальные игроки печально вздохнули.
- Какая жалость… - усмехнулся Кенрен, кидая на стол четверых вальтов и черный джокер. – Прости уж. – Он подгреб кучу к себе.
- Стоп. – Ударил рукой по столу Крыс. – Еще раз.
- Ну, еще раз так еще раз… - Попался, отметил про себя Кенрен. Уж я-то тебе не проиграю.
Через полчаса солидная гора монет перекочевала на сторону Кенрена. Крыс же багровел и начал шумно дышать… парень улыбнулся.
- Хватит на сегодня. – Он достал кожаный мешочек, в который быстро и ловко сгреб монеты.
- Нет, не хватит. – Грозно отозвался проигравший.
- Играть играй, да меру знай. – Хмыкнул Кенрен. – Что ты поставишь на кон? – И правда, Крыса он обобрал подчистую. – Уж не штаны ли свои?
Остальные игроки весело засмеялись – приятно было смотреть, как Крыса так унижают. Мужчина же сузил глаза, схватил стол за край и перевернул его. Карты, кружки и оставшиеся монеты попадали на пол. Все затихло. Только из угла продолжали пьяно горланить.
- Убью, скотина! – Взвизгнул Крыс и кинулся на Кенрена, попутно вытащив из-за пазухи нож. Парень шагнул в сторонку и мужчина пролетел мимо, упал и свалил за собой еще один стол. На голову ему бухнулся стакан с пивом. Стекло зазвенело, а спиртное, шипя и пенясь, стекло по лицу. Он снова вскочил и с рыком кинулся на обидчика. Кенрен снова шагнул в сторону, но на этот раз ударил ребром ладони Крыса по шее. Тот дернулся, рефлекторно пробежал еще несколько шагов и упал, увлекая за собой третий стол… Крыс то ли икнул, то ли всхлипнул и потерял сознание. Кенрен спокойно привязал мешочек к поясу, подошел к своему столу забрал ключ и направился наверх. Он чувствовал за спиной испуганные, удивленные и радостные взгляды. Что ж, вечер прошел удачно. Войдя в комнату, он не раздеваясь улегся на кровать и моментально уснул.

Кто-то уверено тряс его за плечо. Кенрен отмахнулся и свернулся калачиком, спрятав голову под подушку.
- Подъем! Кенрен, просыпайся!!! – Канан сдаваться не собиралась. Она схватила подушку за уголки и потянула на себя. Парень протестующе замычал и попытался вернуть трофей на законное место – на голову. Но Канан продолжила тянуть несчастную подушку на себя. Кенрен окончательно проснулся и с новой силой потащил на себя «предмет раздора». Девушка отпустила подушку и Кенрен по инерции шатнулся в сторону стены и ударился об нее головой. – Ой, прости… я не думала, то получится так сильно… - испуганно пролепетала Канан.
- Зачем ты меня вообще разбудила??? – Чуть не заорал парень.
- Ты обещал взять меня с собой в город, а сам дрыхнешь до полудня! Вставай, умывайся, ешь и пойдем! – Упрямо отчеканила Канан. Кенрен оглядел будущую спутницу. Та была одета в простенькое дорожное платье, волосы завязаны в хвост, за спиной нечто смахивающее на рюкзак. И зеленые глаза метают молнии. Как же он вчера не заметил, что у Канан глаза изумрудной травы? – Давай, собирайся уже!
- Ладно-ладно… - Пробурчал Кенрен и неохотно встал с кровати.

Пока они шли по деревне Кенрен замечал любопытные взгляды. Похоже, что новость растеклась по деревеньке быстро. Из окна булочной высунулась злобное лицо Крыса и, увидев своего обидчика, искривилось. Кенрен дружески помахал ему рукой и улыбнулся. Крыс сплюнул и исчез из окна, плотно закрыв шторы.
- Плохо будет… - встревожено пробормотала Канан.
- Почему? – Тут же откликнулся Кенрен.
- Через полчаса после того как ты ушел спать он оклемался и бегал, искал тебя. Убить хотел. Ребята его взашей выгнали. Он стоял у дверей и кричал, что еще за все отомстит… орал полночи, спать никому не давал. Все посетители-то разбежались. Там погром такой был. Но ничего, теперь не сунется туда. Хотя может собрать свою шайку и на нас напасть. Боязно как-то.
- Экий… никогда не встречал таких злопамятных людей. – Хмыкнул Кенрен. – Сам же и пожалеет об этом.
- Интересный ты… - Канан рассмеялась. – Даже совсем не страшно идти с тобой…
Кенрен взглянул на смеющуюся девушку и снова оценил ее красоту. А еще вчера он размышлял о том, что нашел себе женщину на ночь. От этой мысли стало противно. Она же такая… легкая… прекрасная… парень одернул себя. Откуда эти мысли? Любовь, что ли? Кенрен внутренне офигел от такого заявления от собственного сознания. Какая еще любовь? С первого взгляда, что ли? Хватит уже думать о чепухе!
Они вышли из деревни и оказались на широкой, мощенной камнем дороге.
- Ничего себе… такая… огромная… - Кенрен даже присвистнул.
- Конечно, это же прямая дорога на столицу. Кстати, а зачем ты туда идешь?
- Ну… - что же сказать? Собрался послужить в Небесной Армии? Чушь, на смех поднимет. – Я ищу одного человека, вот и думаю, может быть он в столице?
- Да? – Глаза девушки заинтересованно заблестели. – И кто же это?
- Пусть это останется моим секретом. – Загадочно улыбнулся Кенрен.
- Бу… Жестоко… знаешь, хотелось бы, чтобы мой брат тоже там был… как же давно я его не видела… Кенрен, а у тебя есть братья или сестры?
- Вообще-то есть старший брат, но мы редко пересекаемся.
- Ух ты! Расскажи мне про него!
- Да что тут рассказывать…
- Ну, расскажи, мне же интересно!
За такими разговорами и прошел первый день. Канан весело смеялась, шутила, говорила обо всем и сразу. Встретил вчера обычную деревенскую девушку, а сегодня, на тебе, хорошая спутница, добрая и отзывчивая Канан… Кенрен не верил в такие ситуации, но оказавшись в ней, все-таки решил что и такое бывает.
Устроиться решили в придорожном лесу. Пока Кенрен расстилал импровизированную скатерть и спальные мешки, Канан возилась с едой.
- Как думаешь, - спросила она, кладя бутерброды на кусок ткани. – Он все-таки придет или нет?
- Шут его знает, может и придет. – Отмахнулся Кенрен, хватая бутерброд.
- Тебя это похоже не волнует… - вздохнула девушка.
- Волнует, но не так как тебя.
- Странный ты… на нас в любой момент может напасть этот псих, а ты бутерброды сидишь и жуешь…
- Слушай, не нагнетай обстановку. Говорю же, ему проблем больше. – Отмахнулся Кенрен.
Все-таки учили его не только ценить женскую красоту, пить пиво и играть в карты, но и кое-каким приемам. Действительно, болтая с Канон, он заметил чью-то неаккуратную слежку. За ними шло человек шесть не меньше. Но не смотря на внешнюю расслабленность и пофигизм, Кенрен прекрасно знал как он будет действовать и был напряжен внутренне, ожидая, когда Канан прикорнет и он спокойно разберется с этой шайкой-лейкой.
Ждать особо долго не пришлось – Канан, собрав остатки хлеба и колбасы, сложила их в свой рюкзак и легла спать. Прошло каких-то пять минут, она уже была далеко отсюда, спала чуть ли не мертвым сном. Кенрен нежно посмотрел на девушку, встал и сказал в пространство:
- Долго будете прятаться по углам, как пауки? – Он насмешливо оглядел окружавшие небольшую поляну деревья. – Может мне самому всех вас достать, а?
Лучи затухающего солнца осветили несколько темных фигур, наполовину показавшихся из-за деревьев.
- Так вот вы какие… - Ухмыльнулся Кенрен. И чего ж вы за нами пошли?
- Верни деньги! – Парень ожидал, что Крыс будет с ними, но то, что он сразу же показал себя – было неожиданностью. – Тогда мы просто проучим тебя!
- О… как интересно… а что если я откажусь?
- Откажешься? – Крыс, похоже, не ожидал такого расклада. – Тогда… тогда мы тебя убьем.
- Кто кого еще убьет… - Кенрен развел руками. – Давно тяжелые предметы на голову не падали?
- Ты… - Крыс захлебнулся своей злостью и вероятно решил протаранить нахала. На этот раз он распахнул объятья, видать не хотел, чтобы Кенрен проскользнул мимо. – Бей его!
Крики разбудили Канан, она сидела в своем мешке, испуганно озираясь. Кенрен подскочил к ней, явно собираясь защищать ее. Крыс таки пролетел мимо. Зато от следующего громилы было не увернуться. Тот замахнулся, целясь Кенрену по носу, но удар пришелся мимо – парень поднырнул под руку и точным ударом в челюсть отправил противника в нокаут. Еще удар, на одного противника меньше. От третьего увернулся и толкнул его на четвертого… начал разбираться с пятым, но Крыс подскочил сзади и попытался его придушить. Мужчина, стоящий перед ним, воспользовался моментом и ударил Кенрена в солнечное сплетение. Воздух свистящим шелестом вылетел из легких, но назад не вернулся – цепкие руки Крыса крепко сжимали шею. Кенрен захрипел, но через несколько секунд его оглушил визг Крыса – Канан времени не теряла и впилась острыми ноготками в его щеку. Хватка тут же ослабла, Кенрен захватил больше воздуха, увернулся от оплеухи, врезал сам.
- Канан, отойди! – Крикнул он и, обернувшись, сбил Крыса с ног и послал вдогонку еще один удар. Тот перевернулся и, пропахав лицом пару метров, затих. Его сообщники поднялись. Кенрен обернулся и насмешливо посмотрел на них. – Еще по разу вас на землю опрокинуть, а?
Те испуганно отшатнулись.
- Шефа своего заберите, - хмыкнул он. Потом обернулся к Канан. – Спасибо, давай соберем вещи, найдем другое место для ночлега.
- Хорошо. – Кивнула Канан и наклонилась, чтобы сложить спальные мешки. Бандиты бочком обошли Кенрена, взяли Крыс на руки и так же бочком укатились с глаз долой.
- Вот ведь, ни стыда, ни совести, ни сил победить. – Вздохнул Кенрен. – Отойдем метров на десять и там посмотрим.

Остальные два дня пути прошли безо всяких происшествий. Было видно, что народ тоже идет в город на праздник. Канан с Кенреном решили схалтурить и подсели в возок к бродячим актерам. Те были только рады такой веселой компании. За разговорами Кенрен и не заметил, как они въехали в город. Как и всякий провинциальный человек он был несколько ошарашен великолепием столицы и заозирался по сторонам, стараясь разглядеть все.
- Давай спустимся и пройдемся пешком? – предложила Канан, хихикая в кулачок. В отличие от своего спутника она не раз бывала здесь. Она легко спрыгнула с возка и потянула за собой Кенрена. – Идем-идем! Пешком интереснее.
Кенрен безропотно спрыгнул следом за ней. Они какое-то время стояли, махая своим бывшим спутникам, затем пошли гулять.
- Я здесь часто бываю. Раньше меня Тенпо сюда водил смотреть военные парады, да когда редкие книги покупать ходил, потом с друзьями приходила на такие праздники. Он будет длиться почти неделю. Сегодня откроют Божественные сады, сходим, посмотрим, ладно? Я уже говорила, что они самые красивые! Не каждому поколению удается увидеть их. Потом, завтра, если не ошибаюсь, будет шествие. Послезавтра… э… не помню уже, но в последний день перед нами выступит Бог с речью. И всю неделю будут выступать актеры и на главной площади будет ярмарка… - Канан задумалась. – Вроде ничего не забыла… так, давай закинем вещи в гостиницу, по-человечески поедим и дальше посмотрим…
- Хорошо-хорошо, мой милый гид, - улыбнулся Кенрен. – Вам виднее.
Они посмотрели друг на друга и засмеялись. Похоже, что я все-таки влюбился, подумал Кенрен. Оставив рюкзаки в номере и поев в открытой кафешке, Канан повела его по городу, показывая и рассказывая про разные памятники культуры.
- Вот на этом камне написано о том, как мы любим Бога и остальных небожителей!
- Да, похоже очень их любят… - Задумчиво ответил Кенрен, разглядывая здоровенный камень. – Этакий булыжник письменами исписать… у меня бы терпения не хватило на такое… даже если б сильно кого-то любил…
- Ну, знаешь, одно дело жить в провинции, - обиженно ответила Канан. – Куда ссылают отставных и провинившихся солдат, а другое – жить рядом с небожителями!
- И как же их отличать, небожителей-то этих? – Несколько насмешливо отозвался Кенрен.
- Дерёвня! – В тон ему отозвалась Канан. – Только такие деревенщины как ты могут не знать, что у небожителей есть чакра на лбу!
- Не переходи на оскорбления! – Обиделся парень.
- Я просто ставлю тебя на место. – Улыбнулась девушка. – Пойдем дальше. – Она отошла от злополучного камня. – Вон, справа библиотека. Там собрано много всего полезного. От простых буклетов до книг самих Богов и небожителей. А вот мы уже выходим на главную площадь… говорила же, что здесь ярмарка! – Она побежала вперед. – Эй, Кенрен, не отставай!
- Женщины и ярмарка… ярмарка и женщины… - проворчал Кенрен, понимая, что теперь они уйдут с главной площади нескоро, и поплелся за своей спутницей.
Действительно, ушли они оттуда только через несколько часов и то, только потому, что Кенрен напомнил Канан о Садах. Дав себе обещание вернуться, обвешанная сувенирами и жующая какую-то сладость, Канан отправилась в сады. Они хоть и находились в черте города, но обстановка была действительно божественная. Огромная витиеватая ограда, сквозь которую пробивались листья, открытые ворота, ведущие куда-то вглубь, где восторженно пели птицы. Канан восторженно оглядела это великолепие, схватила Кенрена за руку и потянула вглубь.
- Эй, Канан, потише! А платить за вход кому?
- Какой платить? Это божественное место, понимаешь? Боги не настолько опустились, чтобы брать деньги за прекрасное…
- Да? А насколько ж они опустились? – Попытался съехидничать Кенрен, но увидев глаза девушки, решил прекратить.
Они шли по хорошей тропинке, мощенной красным кирпичом, с обеих сторон открывался совершенно неописуемый вид. Деревья, стоявшие стражами тропинки, были аккуратно пострижены под овал. За ними стояли узорчатые полянки… не сразу Кенрен понял, что это так растут цветы. Невидимые птицы выводили трели, казалось восхваляющие это великолепие. Канан застыла с открытым ртом, в изумрудных глазах плескалось восхищение. Затем она обернулась, посмотрела на Кенрена и, счастливо смеясь, побежала вперед. Парень же не стал торопиться, осторожно шагая по тропинке и вдыхая самый чистый воздух на всем свете. Аллейка шла как бы чуть выше обозреваемой местности и поэтому можно было увидеть, что цветы складываются не просто в причудливые узоры, а в сцены из старых мифов и сказок. Кенрен и не заметил как вышел к небольшому прудику. Зеленая вода и живописно расположенные кочки. Только лягушек не хватает, подумалось ему. В следующую секунду из пруда послышалось кваканье, как будто земноводное услышало мысли Кенрена.
Вся эта обстановка не была похожа на то, что он видел в обычной жизни. Леса, в которых он бывал, оказывались враждебными разумному, маленькие садики высокопоставленных лиц всегда оставались однообразными, а здесь…
- Как хорошо-то… - прошептал Кенрен.
- Да… в это время года здесь действительно очень красиво… - так же тихо отозвался кто-то сзади него. Кенрен обернулся и увидел сидящего человека на качелях, обвитых каким-то растением. Человек был одет очень странно – желтая рубашка, галстук, джинсы и белый халат. На коленях лежала книга. Он заглянул ему в лицо – странный человек улыбался. Выражение его глаз не было видно – толстые очки блестели на солнце. Неопрятные волосы непонятного цвета растрепал легкий ветерок. Человек чуть наклонился и Кенрен разглядел-таки его глаза – они были такими же прекрасными как и у Канан. Наверное, во всем этом человеке глаза были самыми привлекательными. – Не хочешь отдохнуть? – Парень улыбнулся, указывая на место рядом с собой. Кенрен чувствовал себя несколько оробевшим перед этим человеком. Что-то в нем было такое… - Эй, не молчи, пожалуйста… - попытался вывести его ступора этот парень. Кенрен попытался вернуться в реальность.
- Прости, задумался. – Он таки сел рядом. – Я понимаю, почему небожители здесь обосновались…
- Этот сад создавался не одну тысячу лет, - мягко улыбнулся его собеседник. – Здесь еще много всего, что не дано увидеть человеческому глазу…
- Ясно… а ты пришел сюда почитать книгу, как я вижу?
- Здесь, - он поежился. – Очень тихо и спокойно. Никто не помешает. А зачем пришел сюда ты?
- Меня сюда привела моя знакомая. Убежала куда-то, теперь не знаю где ее искать. – Усмехнулся он. – Канан зовут, милейшая девушка.
- Канан? И… откуда она? – Легкое любопытство, подумал про себя Кенрен, никакого беспокойства.
- Она из близлежащей деревни, пришли с ней посмотреть на праздник.
- И потом уйдете… - задумчиво произнес парень.
- Я останусь. – Ответил Кенрен.
- Хочешь найти работу?
- Хочу в Небесную армию. – Похвастался он. Как мужчина его собеседник должен был одобрить эту идею, но…
- Не советовал бы. – Покачал головой парень. – Небесная армия… ты же не собираешься всю жизнь проходить рядовым или офицером? Продвинешься по службе и попадешь ко двору… а там такие интриги плетутся, что даже большие сплетники не в курсе всех…
- Ты бывал при дворе?
- Я просто это знаю. – Снова улыбнулся он. – Как тебя звать?
- Кенрен. – Ответил парень. – А ты?..
- Я…
- Вот Вы где! – Раздался крик с дорожки откуда пришел Кенрен. Там стоял какой-то мужчина, тяжело дыша. – Маршал, пожалуйста, быстрее, император желает Вас видеть! Причем немедленно, дело касается армии демонов!
- Уже иду, - тут же откликнулся он. – Прости, мне пора. – Он захлопнул книгу и встал. – Думаю, мы с тобой еще встретимся и побеседуем. Пока.
Он быстрыми шагами направился за гонцом куда-то вглубь сада. Ничего себе, подумал Кенрен, я говорил с самим Маршалом Небесной Армии… погулял по саду, называется… конечно, Кенрен никак не мог подумать, что этот странный человек… нет, не человек, небожитель, в такой нелепой одежде может быть самим Маршалом. Чего только в жизни не бывает…

II. Это лишь начало.
Да, действительно, в жизни бывает очень многое, подумал Кенрен, обнимая засыпающего Маршала, который так мирно устроился у него на груди. Сегодня был трудный день и Тенпо устал, совсем не бережет себя, глупый… Кенрену же спать еще не хотелось, поэтому он осторожно гладил Тенпо по волосам. Неказист был Маршал на первый взгляд, но Кенрен-то знал, что нет никого прекрасней его любовника. Он улыбнулся, чмокнул Тенпо в макушку и тоже попытался уснуть.

Кенрен ходил по саду до самого вечера, он увидел много интересных и невиданных мест. Уходить не хотелось. Дойдя до ворот, Кенрен в последний раз оглянулся на сад и решил – он обязательно станет небожителем, чтобы бывать здесь каждый день. И может быть он снова встретит Маршала, сидящего у пруда с книгой на коленях.
Канан ждала его в гостинице. Вид у нее был восторженный.
- Не знаю, где ты бегал, но пропустил очень многое! – Весело отчитала она его. – Смотри, что я нашла! – Она показала ему небольшую вазу, в которой красовался необычный цветок. – Я встретила одного небожителя и он подарил мне этот цветок! Сказал, что если его подержать в воде, он пустит корни, а потом можно посадить в землю! – В глазах плескался детский восторг. – Класс, я принесу домой цветок из самого Сада! Вай! – Кенрен рассмеялся, наблюдая, как Канан чуть ли не прыгает по комнате от радости.
- Я рад за тебя. – Улыбнулся Кенрен.
- А что ты видел? – Заинтересованно спросила девушка.
- Я? Да ничего особенного, - несколько пренебрежительно ответил он. – У пруда на качелях покачался, с одним из небожителей поговорил.
- Да? Ух ты! Нам с тобой просто повезло!! – Канан таки закружилась по комнате, напевая какую-то песенку.

Всю оставшуюся неделю Кенрен и Канан ходили вместе. Город праздновал. Это было видно во всем: в развивающихся флагах на крышах домов, в танцующих людях на главной площади, в ярмарке, которая продолжалась чуть ли не круглосуточно, в народе, который улыбался всем и каждому. Что ж, все были счастливы. Неделя близилась к концу, на главной площади поставили сцену, на ней трон, на котором должен был восседать Бог, небольшое ограждение, чтобы люди в порыве любви к своему правителю не полезли целоваться. Хоть выступление еще не началось, народ уже толпился у сцены, с интересом смотря на приготовления.
- Ярэ-ярэ… - Послышалось за спинами так же следящих за приготовлениями Канан и Кенрена. – Похоже, что мы снова встретились. – Кенрен обернулся и увидел улыбающегося Маршала.
- Ух ты, - удивился он. – Это Вы! – Канан тоже обернулась и застыла в немом удивлении, но этого пока никто не заметил.
- Вы? – Несколько обиженно пробормотал Маршал. – А на качелях мы говорили на ты…
- Я же не знал тогда, что говорю с самим Маршалом. – Отозвался Кенрен.
- Тенпо… - Вдруг подала голос Канан. – Тенпо, это ведь ты?
Маршал посмотрел на девушку несколько секунд, затем удивленно моргнул:
- Канан! Сестренка, ты ли это? – Он засмеялся.
- Тенпо! – Девушка кинулась обнимать давно потерянного брата. – Как ты мог? Почему ты ушел, когда ты так нужен? Тенпо…
- Тихо-тихо… - Попросил Маршал, осторожно обнимая сестру. – Не все так быстро…
- Ты же вернешься со мной домой? – Ткнувшись носом ему в плечо, спросила Канан.
- Я не могу… - грустно отозвался Тенпо.
- Да? Почему? – Прошептала разочарованная Канан.
- Работаю тут, не покладая рук… - вздохнул Тенпо. – Не могу я уйти…
- Кем же ты работаешь? – Девушка чуть отодвинулась от брата и теперь глядела в его глаза, пытаясь узнать правду.
- Маршалом Небесной Армии. – Мрачно усмехнулся он. – Сама понимаешь, на пенсию с такой должности уходят только после смерти…
- Ты? – Канан недоверчиво взглянула на него. – Маршал? – Она рассмеялась. – Хорошая шутка, Тенпо… только глупая… ну как ты можешь командовать войсками? Ты же такой миролюбивый. – Она порывисто обняла его.
- Все в нашей жизни бывает. – Тихо прошептал Тенпо.
Канан снова отодвинулась, разглядывая брата.
- Ты совсем не изменился… все такой же растрепанный и неказистый… - нежно рассмеялась она. – Маршал, говоришь?.. – Она осторожно откинула челку со лба брата и увидела небольшую красную точку и узор вокруг нее. – Тенпо… ты…
- Небожитель. – Все так же невесело продолжил он. – Говорю же, я не могу вернуться.
- Ты… - На глазах Канан появились слезы. – Ты нас бросил! Ты бросил меня, отца, мать больную! – В следующую секунду в ее глазах плескался гнев. – Все бросил, что было! Как ты мог! Ты оставил нас одних!!! Мать умирает, с каждым днем ей все хуже, она хочет увидеть тебя, а ты… ты… ты просиживаешь в городе большой шишкой! Ты… - Она ударила маленьким кулачком своего брата по груди и остановилась, издавая странные гортанные звуки и опустив голову. Так прошло несколько секунд… она подняла голову, ненавидящим взглядом посмотрела на Тенпо и начала со всей силы бить его в грудь. – Ненавижу тебя, ненавижу!!! Ненавижу!!! НЕНАВИЖУ!!! – Маршал осторожно поймал ее руки. – Пусти меня! Пусти! Не трогай меня, тварь! – От милашки Канан ничего не осталось – теперь это была злая, неуправляемая девушка. – Не тронь меня! Отпусти! – Тенпо отпустил ее. Канан по инерции отошла на несколько шагов. Маршал грустно смотрел на нее. – Чтоб ты сгнил на своей службе! – Разгневанная Канан развернулась и убежала, всхлипывая и причитая.
- Вот как… - прошептал Тенпо, опустив взгляд. – Я расплачиваюсь за свою глупость ненавистью сестры. – Он поднял взгляд к небу. – Как это жестоко… - он заметил наблюдавшего за всей этой сценой Кенрена и извиняющееся улыбнулся. – Прости, пожалуйста, за эту сцену… не надо было вообще приходить. – Вздохнул он. – Теперь ты не сможешь насладиться окончанием праздника с Канан. Ярэ-ярэ…
- Ты не виноват. – Попытался улыбнуться парень. – Она тебя искала, обрадовалась и тут как ушат воды на голову – ты не хочешь вернуться домой. Она поймет и простит со временем… а ты пока ее прости, Канан всего лишь ребенок, какой бы взрослой не казалась.
Тенпо, не веря, посмотрел на Кенрена. Изумрудные глаза, так похожие на глаза его сестры смотрели на него с легким недоверием. В конце концов Тенпо справился с собой и снова улыбнулся. Улыбка прилипла к его губам? – Подумал Кенрен.
- Спасибо, Кенрен, за поддержку. Но, - он развел руками. – Я все равно кругом виноват и не знаю как помочь этому…
- Маршал! – К Тенпо подскочил давешний гонец. – Вот Вы где! Здесь оставаться небезопасно сейчас, пойдемте во дворец…
- Нет, спасибо, я хочу посмотреть на выступление глазами горожан. – Тенпо мягко улыбнулся. Гонец поклонился и исчез.
- И почему же здесь небезопасно? – Удивленно спросил Кенрен. – Люди же рады небожителям…
- Вот поэтому и небезопасно. – Рассмеялся Маршал. – Нападут в приступе радости на своих кумиров и поминай как звали. Ты останешься смотреть выступление или нет?
- Я даже не знаю… не думаю, что сейчас лучше возвращаться в номер – наверняка, Канан захочет кого-то увидеть сейчас. Но, только честно, есть ли что-нибудь интересное в речи Бога?
- Нет, - улыбнулся Тенпо, - он как обычно скажет, что он рад развитию города, что он любит всех людей – детей его и все в том же духе. Причем все будут стоять и внимательно слушать.
- Скукотища… - Скривил рожу Кенрен. – Жаль, что Сады уже закрыли…
- Хочешь туда? – Лукаво подмигнул Маршал. – Пойдем, нам откроют.
- И как же я забыл с кем разговариваю… - смущенно пробормотал парень.
- Все нормально. – Снова заулыбался Тенпо. – А взамен ты отведешь меня к Канан вечером. Я думаю, к тому времени она остынет. Пойдем. – Он взял Кенрена за руку и потащил его сквозь толпу, ловко уворачиваясь от прохожих и ныряя им под руки, по направлению к саду.
Остановились они только оказавшись у закрытых ворот. Тенпо подошел к ним и осторожно коснулся решетки рукой. Через мгновение та с тихим скрипом открылась, пропуская Маршала Небесной Армии.
- Идем? – Обернулся он на своего спутника.
Кенрен кивнул.
- Пойдем к пруду или показать тебе цветущую сакуру?
- Как хочешь. – Неуверенно ответил ему Кенрен. – А я просто буду наслаждаться свежим воздухом и несравнимой красотой…
- Ладно, пойдем тогда к сакурам. – Решил Тенпо.
Он направился по тропинке вперед, Кенрен предпочел поспешить за Маршалом. Тот шел очень быстро, даже казалось, летел. Странный маршал, подумал про себя парень. Маршал в его представлении был чуть ли не двухметровым мужчиной, широким в плечах, с суровым лицом и презрительным взглядом. Перед ним же шел молодой парень в халате и шлепанцах, хрупкий и улыбчивый. Интересно, а перед войсками он тоже в халате стоит? Или все-таки в форме? И как он забрался так высоко? Такому как Тенпо нужно не в армии быть, а доктором каким-нибудь или библиотекарем, раз уж книги любит.
- Кенрен! – Окликнул его Маршал. – О чем задумался? Смотри!
Он поднял взгляд и застыл в удивлении: они с Тенпо стояли в небольшом парке с цветущими сакурами. Розовый цвет отдавал разнообразными оттенками на солнце, создавая некое подобие мозаики. Подул ветерок, собирая розовые лепестки и кружа их в странном танце. Один из таких маленьких «водоворотов» завертелся вокруг Тенпо, тот лишь радостно засмеялся. Нет, подумал Кенрен, красивы у него не только глаза, но и улыбка.
- Это и есть то, что не дано увидеть глазу человека? – спросил он.
- Здесь дворец близко. – Тенпо махнул куда-то в сторону. – Поэтому когда открывают сады здесь создают заклинание «отзеркаливания». То есть люди видят не парк, а ту же тропинку со спрятанными полянами. Вообще, я и сам не весь сад осмотрел, но то, что видел… это неописуемо. – Попытался подобрать он слова. Понял свою неудачу и засмеялся.
- Да уж… - Кенрен внимательно разглядывал Тенпо. Черт, как же он похож на Канан. Глаза, улыбка, некоторые жесты… он одернул себя – Канан сейчас плакала в номере, пока они тут развлекались. Нельзя было слишком хорошо относиться к ее брату, раз отложил прощение до вечера, но снова взглянув на его улыбку, Кенрен простил ему это.
- Запоминай, пока есть возможность, - улыбнулся Маршал. – Ты же собираешься в Армию, а там, как я уже говорил недолго и до двора дойти…
- Ты же не одобряешь этого? – Спросил Кенрен.
- Но и не отговариваю. – Интересно, у Тенпо щеки не сводит от улыбки? – Еще что-нибудь рассказать?
- Думаю, да. – Решил не отказываться от помощи Кенрен. – Все равно завтра послезавтра пойду записываться
- Пойдем, сядем. – Указал его собеседник на небольшие валуны. – Ты не подходи к стражникам, они тебя в пункт приема рядовых сведут, всю жизнь в казармах просидишь. Создай свой образ, не просто как деревенский парень, а что-нибудь необычное… прогуляйся по тряпочным лавкам, что ли… не знаю, придумай что-нибудь. Меня сначала за ученого посчитали… - Тенпо задумался, немного покачиваясь на камне. – Нагло так проходи во дворец, если поведение не робкое, то не посмеют остановить, они, стражники, по морде от высокопоставленного лица получить боятся, зайдешь во дворец и сразу сворачиваешь налево до упора. Там кабинет вечно открытый будет. Заходишь и просишь испытание. Пройдешь его – офицером либо лейтенантом назначат, тут уж как себя проявишь, с солдатами своими подружись, они твои первые помощники в этом деле. А дальше все само собой закрутится… главное оставайся на месте и приглядывайся…
- Так с тобой было? – удивленно спросил внимательно слушавший Кенрен.
- Примерно так, я просто всю жизнь способы ведения войны изучал, а здесь такой человек под рукой всегда должен быть. Вот и затащили меня на пост Маршала. Так обычно дурью в библиотеке маюсь, а как демоны из-за гор необразованной кучей лезут, так сразу «Маршал, спасайте!»… скучно здесь.
- А зачем ты мне все это рассказываешь? Со скуки? – Рискнул спросить Кенрен.
- И из-за этого, наверное, тоже. Тут и поговорить-то не с кем. А ты не такой… - вдруг сменил он тон. – Другой совсем… как будто… живой, что ли… - Он неловко засмеялся. – Ой, глуплю я сегодня… целый день причем…
- Ну почему же? – Смутился Кенрен от такого откровения. – Ты ведь тоже из деревни сюда пришел, знаешь, что там самые лучшие люди живут, самые яркие… ну… - Теперь и Кенрен почувствовал себя неловко. Он извиняющееся посмотрел в глаза Тенпо, тот тоже ответил похожим взглядом. Поиграв в гляделки, они рассмеялись. – Два идиота. – Откомментировал Кенрен.
- Или два гения. – Сквозь смех ответил Тенпо.
- Вот уж точно. Завтра поработаю над образом, как ты сказал. – Он улыбнулся. С каждой минуты Маршал, нет Тенпо, нравился ему все больше.
- Думаю, в скором времени во дворце появится хороший генерал. Я помогу немного, - улыбнулся Тенпо. – Совсем чуть-чуть шероховатости сглажу.
- Но я хочу знать на что я реально способен… - несколько обиженно ответил Кенрен.
- Нет-нет, испытание будешь сам проходить, налаживать отношения тоже, я просто составлю протекцию, чтобы к тебе не было предосуждения, не более. – Он снова улыбнулся. – Как думаешь, Канан уже успокоилась или еще ревет?
- Думаю, уже можно собираться, да и тебя, наверное, при дворе уже ждут.
- Да кто меня там ждет? – Хмыкнул Тенпо. – И правда, пока дойдем до вашей гостиницы, пока прощения у нее выпрошу… - Он вздохнул. – А тебе советую еще раз подумать: с этой службы уходят только после смерти.
- Я подумаю, - кивнул Кенрен и спрыгнул с валуна. Внезапно ему захотелось как-то подбодрить Маршала, как-то показать ему, что он не один. Кенрен подал ему руку, чтобы помочь слезть с более высокого камня. Тенпо оперся на его ладонь и легко спрыгнул с камня.
- Спасибо. – Тенпо снова заулыбался. Это он по привычке или ему действительно приятно? – Пойдем.
Они снова зашагали по лабиринту Сада, сокращая путь по полянам.
- А боги ругаться не будут? – Опасливо спросил Кенрен, перепрыгивая через какой-то цветок.
- Если поймают, то да. – Озорно блеснул очками Тенпо. – Но мы же быстрые… - Он снова рассмеялся. Кенрен как-то забыл, что они идут в гостиницу извиняться перед Канан и отдался ощущению легкости от этой улыбки. Как же они похожи…
Кенрен не смотрел куда они идут, заново разглядывая Тенпо. А он красив… просто не заботится о себе и ходит в этой нелепой одежде. И еще он похож на Канан. Очень сильно. Они с сестрой случайно не двойняшки? Такое же выражение изумрудных глаз, такая же открытая и искренняя улыбка, такой же чистый смех… только ходит Тенпо быстро, как будто куда-то торопится, Канан же ходит медленно, не спешит. Тенпо смеется над своей глупостью, Канан же ищет способ оправдаться. Тенпо постоянно улыбается, Канан меняет настроение как перчатки. Тенпо выглядит неопрятно, Канан – изящно и прилизано. Тенпо спокоен, а у Канан нет царя в голове.
- Какой у вас номер? – Неизвестно как, но Тенпо добрался до гостиницы, где остановились Кенрен и Канан.
- У нее 311 номер, - удивленно ответил Кенрен. – Как ты узнал, где мы поселились?
- Справедливо предположил, что Канан остановится в знакомой ей гостинице. – Тенпо снова улыбнулся. Он легко взбежал по лестнице на третий этаж и постучался в нужный номер. – Канан, я пришел просить прощение…
Дверь отворилась и явила миру… Крыса…
- Чин Ису? – Удивленно произнес Тенпо. – Что Вы здесь делаете? Где Канан?
- Далеко твоя Канан. – Усмехнулся Крыс. – Уж прости, Тенпо, на тебя злости не держу, а вот на него... – Он ткнул пальцем в Кенрена. - Зуб у меня большой и острый.
- Где она? – Голос Тенпо дрогнул. – Где? – Он оттолкнул Крыс, залетел в комнату и потерянно оглянулся.
- Ты попал, Чин Ису… - грозно произнес Кенрен и, не дожидаясь ответной реакции, со всей злости саданул тому в челюсть. Крыс вылетел обратно в комнату и Кенрен зашел за ним. – Тебя спросили, где Канан? Так и отвечай на поставленный вопрос. – Он со всей силы пнул этого мерзкого человека. – Что ты с ней сделал? – Почти каждое слово сопровождалось пинком. – Что ты, скотина, с ней сделал, а?!
- Кенрен, прекрати! – Тенпо подскочил к нему и упал на колени, повиснув у Кенрена на талии. – Чин Ису… - Он посмотрел на Крыса. – Где она?.. Скажите… пожалуйста… - Кенрен почувствовал, что Тенпо трясет, но внешне это было незаметно.
- Ребята ее в увеселительный квартал потащили... – Крыс сплюнул кровью и с ненавистью посмотрел на Кенрена. – А все из-за гниды этой. Не хотел по-хорошему, пущай теперь расплачивается пусть даже и твоей сестрой. – Кенрен не удержался и снова пнул его. И тут же почувствовал, как руки Тенпо крепче сжались, надеясь остановить следующий порыв ненависти.
- Ублюдок… - прошипел он. – Еще доберусь до тебя… - Он в последний раз пнул Крыса. – Тенпо, вставай, быстро! Может еще успеем!
- Да-да… - слащаво пропел Чин Ису. – Успеете, ведь в городе не один десяток таких кварталов…
- Чин Ису… скажите, - бесцветным голосом прошептал Тенпо. – Где она? Я не знаю, за что Вы так ненавидите этого человека, но прежде всего она моя сестра. – Он поднял глаза и умоляюще посмотрел на Крыса. – Почему она должна страдать за чужие ошибки?..
Крыс пристально вгляделся в несчастное лицо Тенпо и, повернув голову на бок, чтобы не видеть Кенрена, ответил:
- К северо-западу ее потащили. Там только один такой квартал… - Небось знаешь, бывал… - последние слова он сказал в пустоту – парни выбежали из гостиницы.
- И где мы достанем этот северо-запад? – Спросил на бегу Кенрен.
- Он имел в виду рабочие районы, там действительно один такой квартал есть. Далеко потащили, можем не успеть. Быстро! – Тенпо побежал быстрее, что казалось не реальным для такого хрупкого человека. Он был весь напряжен и это чувствовалось в его беге. Кенрен заметил, что отстает, только увидев перед собой развивающийся белый халат.
Как ни странно добежали они до квартала очень быстро, но тут же остановились. Не смотря на светлое время суток по улице уже гуляли «ночные бабочки», было несколько пьяных рабочих, отмечающих окончание праздника, но среди этой толпы не было ни Канан, ни ее похитителей. К ним подошла размалеванная проститутка в кимоно и кокетливо улыбнулась.
- Какие милые мальчики сюда захаживают… не хотите побаловаться сакэ со мной? Уж я-то вас отблагодарю по всем правилам…
- Вы… - Тенпо схватил женщину за плечи и заглянул ей в глаза. – Скажите… Вы не видели здесь проходящих мужчин и девушку с длинной толстой косой, в голубом сарафане?
- Неужели вы друзья тех грубых людей? – Удивилась она. – Ай-ай-ай… такие хорошие мальчики дружат с такими мужланами? – Она покачала головой. – И девушка, похоже, была не рада идти с ними, да кто ее, бедненькую, спрашивает?
- Куда они пошли? – Наверное, лицо Тенпо было настолько отчаянным, что она перестала кокетничать и указала дорогу.
- Не далее как пять минут назад вон в то заведение зашли – «Алая роза» называется.
Кенрен и Тенпо побежали к зданию.
- В номере по-тихому нельзя было… - пробурчал Кенрен. – Нужно было обязательно идти через весь город…
- Это одно из тех заведений, где человека можно просто продать за большие деньги.
- Вот уроды. – Хмыкнул Кенрен и распахнул дверь в «Алую розу» ногой. – Так, все стоять, сидеть, заниматься своими делами! – Заорал он, напугав намалеванных девчонок и несколько посетителей. – Где тут банда придурков средней ублюдочности с красивой девчонкой??? – Народ, сидевший, стоявший и занимавшийся своими делами, указал на нужную дверь. Тенпо выбежал вперед и, последовав примеру Кенрена, выбил никому не мешавшую дверь. Они зашли в помещение. Пока ничего особо-то и не происходило – давешние ребята, с которыми Кенрен разобрался в лесу пили для разогрева, Канан сидела в уголке и беззвучно рыдала. Тенпо подбежал к сестре и осторожно обнял ее. Кенрен же решил разобраться с Крысиными приживалами самостоятельно. – Мало я вас избил в лесу? Добавочки захотелось? – Пьющие обернулись, поняли кто перед ними и решили снова драться. – Ну, так я вам сейчас добавлю! – Закричал он и ударил ближайшего локтем по голове. Неслабый удар плюс выпитое сакэ дали свой результат: человек свалился то ли в обморок, то ли в уже беспробудный сон. Успевший встать бандит тоже упал – Тенпо отошел от плачущей сестры и тоже решил разобраться с ее обидчиками. Дело не заняло и пяти минут, слишком уж слабые противники. Судя по всему, парочку они все-таки прибили. Сейчас проблемы, которые могли возникнуть, никого не волновали.
- Тенпо… Кенрен… - тихонько выдавила «виновница торжества». – Простите меня… я… я назло открыла… я знала кто там… - она зашлась в беззвучном плаче. – Не молчите… пожалуйста… не молчите… Тенпо! Кенрен! – Она посмотрела на них. Парни изучали ее со смесью радости и легкой злости. – Мальчики…. Не молчите…
Тенпо подошел к ней и присел рядышком.
- Ты больше не злишься на своего непутевого брата? – Он улыбнулся. Канан кинулась обнимать его.
- Нет, конечно, не злюсь… - счастливо прошептала она. – Прости меня, я вела себя как глупый ребенок… эгоистично… я… я…
- Все нормально. – Тенпо осторожно прижал к себе рыдающую Канан и успокаивающе погладил ее по голове. – Все хорошо, глупая… не пугай меня так больше…
- Не буду… не буду… - Канан повторяла эти слова как молитву.

На следующее утро Кенрен и Тенпо вместе провожали Канан домой. Нашли знакомого из ее деревни, который согласился проводить ее, он был старым другом Канан и Тенпо. Пока он еще собирался, Канан стояла и прощалась. Тенпо достал из кармана небольшую брошку в виде скорпиончика и прицепил ее к платью Канан:

@темы: Saiyuki

Склад фиков

главная